.RU

Феноменология и условия становления уверенности-неуверенности в себе как психобиографического образования в юношеском возрасте 19. 00. 13 Психология развития, акмеология




На правах рукописи


Казанская Нина Михайловна


Феноменология и условия становления

уверенности-неуверенности в себе

как психобиографического образования в юношеском возрасте


19.00.13 – Психология развития, акмеология




АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук


Москва – 2012

Диссертация выполнена на кафедре общей психологии Нижегородского государственного педагогического университета


^ Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор Обухова Людмила Филипповна


Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор ^ Толстых Наталия Николаевна


кандидат психологических наук, доцент

Бондаренко Ольга Рифкатовна


Ведущая организация: Московский государственный университет

имени М.В. Ломоносова


Защита состоится 29 марта 2012 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д-850.013.01 при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051, г.Москва, ул. Сретенка, д.29.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета


Автореферат разослан «_____» _____________________ 2012 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета И.Ю.Кулагина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
^ Исследование посвящено анализу феномена уверенности-неуверенности в себе как психобиографического образования в юношеском возрасте. Актуальность темы исследования. В настоящее время в психологии нет общепринятого определения уверенности-неуверенности в себе. Попытки построения теоретической модели уверенности в себе были предприняты в философских исследованиях при анализе феноменов самоутверждения и индивидуальности (И.Кант, Л.Фейербах, А.Шопенгауэр, Ф.Ницше, С.Кьеркегор, Ж.П.Сартр, А.Камю, Н.А.Бердяев и др.).
Термин «уверенность в себе» был впервые употреблен в бихевиоральной парадигме (Дж.Вольпе), там же обозначены его основные описательные и структурно-содержательные характеристики (А.Сальтер, Э.Селигман, А.Бандура, Р.Аннекен, А.Лазарус, Р.и Р.Ульрихи и др.).Разными авторами уверенность понимается как метакогнитивный процесс (Bjorkman M., Crawford J., Stankov L.) психическое состояние, эмоция, чувство (Ю.Б.Борисова, И.В.Вайнер, Л.В.Куликов), черта характера, личностная характеристика (В.Г.Ромек), компонент «рефлексивного «Я» (М.Розенберг), терминальная индивидуальная ценность (М.Рокич, Д.А.Леонтьев), универсальная смысложизненная ориентация (А.Маслоу), основная характеристика стиля жизни (Л.А.Анцыферова), всеобщий принцип человеческой эволюции (Г.Крипс).

Не выявлена чёткая терминологическая дифференциация между понятием уверенности в себе и такими понятиями, как уверенное поведение, ассертивность, социальная компетентность, самоутверждение, доверие, вера в себя и т.д. Продолжается дискуссия относительно определения тонкой грани между уверенностью и агрессивностью (В.Г. Ромек, Е.П. Никитин, Н.Е. Харламенкова).

Исследуются личностные корреляты уверенности в себе (социальная смелость, экстраверсия, нарциссизм, самоактуализация, локус контроля и т.д.), которые иногда некорректно выстраиваются в единый синонимичный ряд, интерпретируются как тождественные, взаимозаменяющие понятия (Т.П. Скрипкина). Остается открытым вопрос относительно внешних, поведенческих, критериев уверенности в себе (А.В.Лабунская). Единичными являются исследования имплицитной теории уверенности в себе (Е.П.Никитин, Н.Е.Харламенкова), специфических для уверенной личности лингвистических конструкций (И.Д.Булюбаш, А.В. Казанская, Г.Г.Матвеева.). Отсутствует общепринятое понимание структурно-содержательных компонентов уверенности в себе. Начиная с Г.Олпорта (1978), уверенность в себе определяют через соотношение уровня притязаний и самооценки, которые, в свою очередь, также не имеют однозначной трактовки относительно их содержательных характеристик, места в структуре самосознания.

Продолжается теоретический поиск оптимального уровня уверенности в себе; развивается идея «творческой неуверенности в себе», которая может стать стимулом для развития потенциальных возможностей личности. (Абульханова-Славская К.А., Бурно М.Е., Василюк Ф.Е., Лукаш Е.Ю., Маслоу А. и др.).

Помимо исследования уверенности в себе в социально-психологических ситуациях (self confidence), наметилась четкая тенденция к изучению уверенности в правильности своих решений (confidence), на материале выполнения когнитивных заданий разного уровня, предполагающих либо вероятностный прогноз события, либо выбор из ряда альтернатив при оценке общей осведомленности (Е.В.Головина, В.Б.Высоцкий и др.).

Учитывая тот факт, что уверенность-неуверенность в себе представляет собой психологическое образование, выполняющее регулирующую функцию и сопровождающее личность на протяжении всего жизненного пути, можно отнести этот феномен к компонентам личностно-биографической структуры (Б.Г.Ананьев, Н.А.Логинова) или к психобиографическим образованиям личности (К.В.Карпинский).

Несмотря на большое количество структурных и описательных моделей уверенности-неуверенности в себе, практически не представлен генетический аспект этого феномена, мало разработаны исследования возрастной специфики уверенности-неуверенности в себе, которые можно проанализировать с помощью биографического метода, через призму целостного жизненного пути.

При выборе методологического подхода мы учитывали тот факт, что в исследованиях последних лет наметился переход от строгой количественной методологии к феноменологическому, описательному подходу.

^ Цель исследования: на основе использования биографического метода выявить условия становления и проявления уверенности-неуверенности в себе в юношеском возрасте.

^ Объект исследования: уверенность-неуверенность в себе как психобиографическое образование.

Предмет исследования: феноменология и условия становления уверенности-неуверенности в себе как психобиографического образования в юношеском возрасте.

^ Общая гипотеза исследования. Уверенность-неуверенность в себе наиболее полно может быть проанализирована со структурно-содержательной и динамической точек зрения на основе использования психобиографического метода. Исследование биографической рефлексии картины жизненного пути позволит выявить наличие реципрокной связи между условиями становления и проявления уверенности-неуверенности в юношеском возрасте.

^ Частные гипотезы:

  1. Применение биографического метода позволит расширить феноменологию проявлений уверенности-неуверенности в себе в юношеском возрасте.

  2. Метод биографической рефлексии картины жизненного пути в юношеском возрасте может способствовать реконструкции испытуемыми проявлений и условий возникновения уверенности-неуверенности в себе как одного из важнейших психобиографических образований.

3. Условиями становления уверенности-неуверенности в себе в юношеском возрасте можно считать репрезентируемую в ранних детских воспоминаниях интерпсихологическую и интрапсихологическую систему отношений.


^ Задачи исследования:

1. Теоретический анализ проблемы уверенности-неуверенности в себе в единстве феноменологического и генетического аспектов изучения.

2. Систематизация научных представлений об уверенности -неуверенности в себе как одном из компонентов самосознания в юношеском возрасте.

3. Выбор и обоснование методик исследования.

4. Проведение пилотажного эксперимента для отбора участников основного этапа исследования.

5.Эмпирическое исследование феноменологии уверенности-неуверенности в себе как психобиографического образования у студентов-первокурсников.

6. Эмпирическое исследование генезиса уверенности–неуверенности в себе.

7. Обобщение результатов исследования.

^ Теоретико-методологическую основу исследования составили: концептуальные положения системно-деятельностного подхода (Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн), исследования в области психологии жизненного пути и психобиографический подход к изучению личности (Б.Г. Ананьев, Ш. Бюлер, Е.И. Головаха, А.А. Кроник, Н.А. Логинова), исследования в области психологического времени личности (К.А.Абульханова-Славская, В.И. Ковалев, К. Левин, B.C. Мухина), субъектный подход к развитию личности (А.В. Брушлинский, В.И.Слободчиков); концепция В.Н.Мясищева о психологических отношениях личности; теории отечественной и зарубежной психологии о специфике самосознания в юношеском возрасте (Л.И.Божович, Л.С.Выготский, И.В.Дубровина, И.С.Кон, В.С.Мухина, А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых, Д.И. Фельдштейн, Г.А. Цукерман, Э.Эриксон и др.), теоретические положения и методы экзистенциальной психологии (Дж. Бьюдженталь, А.Ленгле, Р. Лэнг, Р. Мэй, В. Франкл); психоаналитическая теория объектных отношений (М.Кляйн, М.Малер, О.Кернберг, Х.Кохут); теория привязанности (Дж.Боулби, П. Криттенден, М.Эйнсворт); основные положения индивидуальной психологии (А.Адлер); концептуальные идеи личности как эксперта своего жизненного пути, представленные в нарративном подходе (Дж.Брунер, Дж. Фридман, Дж. Комбс, Э.К. Мергенталер); концептуальные идеи понимающей психологии (В.Дильтей); философско-психологические основы понятия уверенности в себе (А.Бандура, Ф.Зимбардо, А.Маслоу, А.М.Прихожан, В.Г. Ромек, Р. и Р.Ульрихи, Р.У.Эмерсон и др.).

^ Методы исследования:

1. Теоретические методы: анализ и обобщение философских, социологических и психолого-педагогических исследований.

2. Биографический метод с использованием следующих методик: «Каузометрия» (А.А.Кроник, Р.А.Ахмеров) и методика «Модифицированная техника ранних детских воспоминаний» (Е.Н.Исполатова и Т.П.Николаева).

3. Эмпирические методы: полустандартизированная беседа, тест-опросник «Уверенность в себе» В.Г.Ромека.

4. Феноменологический метод.

5. Метод контент-анализа.

6. Метод экспертных оценок.

7. Методы статистической обработки данных (непараметрический критерий значимости различий U Манна-Уитни, φ критерий угловое преобразование Фишера).

^ База исследования. Исследование проводилось с 2000 по 2011 гг. В пилотажном исследовании приняли участие 1527 человек. В основной части – 184 человека. Все они студенты первых курсов Нижегородского государственного педагогического университета и Нижегородского филиала Современной Гуманитарной Академии. Из них 107 – девушек; 77 –юношей.

^ Научная новизна исследования. Сложный феномен «уверенность-неуверенность в себе» рассмотрен с методологически разных точек зрения, что позволило выявить несогласованность в его трактовке. Уверенность-неуверенность в себе исследована в контексте субъективной картины жизненного пути, что создало возможность расширить феноменологию этого явления. Выделены структурно-содержательные и темпоральные характеристики субъективной картины жизненного пути уверенных и неуверенных респондентов. На основе анализа ранних детских воспоминаний проанализированы условия возникновения уверенности-неуверенности в себе. Было показано, что система межличностных отношений в детском возрасте определяет паттерн уверенности-неуверенности в юношеском возрасте. Выделены психолингвистические маркеры уверенности-неуверенности в себе, которые позволяют выявлять эти характеристики личности на основе речевых репрезентаций.

^ Теоретическая значимость исследования. В исследовании путем использования биографического метода показано развитие уверенности-неуверенности в себе как важнейшей субъектно-личностной характеристики. Дополнен перечень структурно-содержательных и темпоральных характеристик субъективной картины жизненного пути уверенных и неуверенных респондентов, касающихся: степени мотивационной насыщенности, соотношения каузальных и смысловых межсобытийных связей, специфики временной деформации, представленности событий, отражающих изменения во внутреннем мире, степени нормативной регламентации, удовлетворенности своим жизненным путем и т.д. Описание и объяснение психологических закономерностей, механизмов, феноменов, представленное в исследовании, может обеспечить построение личностью в юношеском возрасте индивидуального жизненного пути, прогнозирование развития личности в качестве субъекта жизни. Представляется возможным психологическое сопровождение процесса развития уверенности в себе как психобиографического образования.

^ Практическая значимость исследования. Материалы исследования могут быть использованы для разработки и реализации программ психологической помощи подросткам, переживающим неуверенность в себе. Материалы диссертационного исследования могут применяться в практике высших учебных заведений для создания обучающих курсов по возрастной, педагогической психологии, психологии личности, а также в процессе повышения квалификации специалистов.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

1. Уверенность-неуверенность в себе представляет собой феномен, не имеющий четкой категориальной соотнесенности. В юношеском возрасте этот феномен выступает в качестве одного из важнейших психобиографических образований. В этом возрасте в контексте субъективной картины жизненного пути его разнообразные проявления раскрываются особенно чётко.

2. Ретроспективный анализ субъективной картины жизненного пути позволяет выявить интерпсихологическую и интрапсихологическую систему отношений, которая представляет собой модель межличностных отношений настоящего и является условием становления уверенности-неуверенности в себе.

3. В субъективной картине жизненного пути неуверенных в себе репрезентируются неразрешенные сепарационные проблемы, проявляющиеся в актуализации темы детско-родительских отношений, в высокой выраженности неконструктивных способов преодоления и достижения автономности, в представленности показателя наказуемой или блокированной активности, сохранении симбиотической связи.

4. Уверенность в себе проявляется в высоком уровне биографической рефлексии, а именно: в высокой мотивационной насыщенности субъективной картины жизненного пути; низкой каузальности, связанной с высокой интенциональностью и телеологичностью; высокой мотивационной насыщенностью реализованных и потенциальных событий; низкой выраженностью нормативных событий; низкой представленностью событий психосоматического содержания в сочетании с высокой представленностью событий, относящихся к теме изменений во внутреннем мире (достижения, успехи, открытия); высокой степенью удовлетворенности жизненными событиями. При ретроспективном анализе субъективной картины жизненного пути уверенность в себе проявляется как следствие расширенного психологического пространства, насыщенного описанием взаимодействия с реально действующими персонажами; высокой степени («ненаказуемой и неблокированной») активности в организации своего психологического пространства; высокими интерпретационными ресурсами; высокой степенью вербализации и дифференциации эмоций.

5. Неуверенность в себе проявляется в низком уровне биографической рефлексии, а именно: низкой мотивационной насыщенностью субъективной картины жизненного пути; высокой каузальностью, связанной с низкой интенциональностью, телеологичностью; низкой мотивационной насыщенностью реализованных и потенциальных событий; высокой выраженностью нормативных событий; высокой представленностью событий психосоматического содержания в сочетании с низкой представленностью событий, относящихся к изменениям во внутреннем мире; низкой степенью удовлетворенности жизненными событиями. При ретроспективном анализе субъективной картины жизненного пути неуверенность в себе проявляется как следствие суженного, ограниченного психологического пространства, мало насыщенного описанием взаимодействия с реально действующими персонажами; высокой степени («наказуемой и блокированной») активности в организации своего психологического пространства; низкими интерпретационными ресурсами; низкой степенью вербализации и дифференциации эмоций.

6. Для уверенных и неуверенных в себе характерны определенные лингвистические (семантические, грамматические, морфологические) маркеры, которые можно использовать при интерпретации субъективной картины жизненного пути.

Достоверность полученных результатов обеспечивается научно-методологической обоснованностью программы исследования; комплексным, интегративным подходом к анализу изучаемого психологического явления; достаточным объемом выборки (184 человека); использованием методов, адекватных предмету, гипотезам и поставленным задачам исследования; применением приемов математической статистики для обработки полученных эмпирических данных; соотнесением с результатами исследований других авторов.

^ Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и материалы экспериментального исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры общей психологии НГПУ, научно-практических конференциях сотрудников и аспирантов НГПУ, Нижегородского филиала СГА, районных научно-практических конференциях психологов, педагогических советах, на VI и VII нижегородских сессиях молодых ученых (Н.Новгород, 2001, 2002 гг.), региональных и межрегиональных научно-практических конференциях: «Педагогическое образование без отрыва от основной деятельности. Проблемы и решения начала XXI века», Нижний Новгород, 2002; «Актуальные проблемы психологии образования», Нижний Новгород, 2004; «Психологическая наука и практика: проблемы и перспективы», Нижний Новгород, 2006; были представлены на Международных научно-практических конференциях: «Социально-гуманитарные и психолого-педагогические проблемы детей с особыми потребностями», Уфа, 2007; «Проблемы многоуровневого образования», Нижний Новгород, 2009.

Результаты исследования были использованы при разработке и проведении: спецкурсов «Психология уверенного поведения», «Психобиографический метод исследования и коррекции личности», семинарских и практических занятий по возрастной и педагогической психологии, психологии управления для студентов НГПУ, НАЧОУ ВПО СГА; факультативных курсов «Психология общения», «Психология личностного и профессионального самоопределения» для учащихся 11-х классов МОУ СОШ № 187 г. Нижнего Новгорода.

Основные результаты исследования были отражены в 13 публикациях, две из которых в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

^ Содержание и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и приложения. Объем основного текста диссертации составляет 236 страниц. Список литературы содержит 305 источников, из них семь – на иностранном языке. Диссертация содержит две таблицы, 27 гистограмм. В приложениях представлено описание используемых методик.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Введение содержит общую характеристику работы: обосновывается актуальность темы, формулируется проблема исследования, определяются объект, предмет, гипотеза, цель и задачи, методология и методы исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, а также положения, выносимые на защиту.


^ Первая глава – «Философско-экзистенциальный аспект проблемы уверенности-неуверенности в себе» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе рассматривается дилемма родовой и индивидуальной сущности человека, представленная в философских исследованиях и являющаяся предвестником изучения проблемы уверенности-неуверенности в себе в психологии. Представлены взгляды И.Канта, И.Г.Фихте, Ф.Шеллинга, Л.Фейербаха, М. Штирнера, А.Шопенгауэра, Ф.Ницше, С.Кьеркегора, Хосе Ортега-и-Гасета, Ж.П.Сартра, А.Камю, Н.А.Бердяева, Л.И.Шестова и др.

Основную проблематику философских исследований можно определить как выявление идеального вектора в развитии личности, поиск оптимальной пропорции между уверенностью в себе (понимаемой как индивидуальная свобода) и неуверенностью в себе (понимаемой как зависимость от общества). Философские исследования показали, что абсолютизация уверенности в себе приводит к идее вседозволенности, к идее сверхчеловека, т.е. к отчуждению от своей родовой сущности, в то время как абсолютизация неуверенности в себе ведет к деиндивидуализации, к отчуждению человека от самого себя.

Локус философских исследований перемещается от изучения внешних детерминант человеческого бытия в сторону субъективного мира, к изучению таких категорий субъектности, как человеческие возможности, творчество, свобода, выбор, ответственность, которые входят в семантическое пространство проблемы уверенности-неуверенности в себе.

^ Во втором параграфе представлено понимание уверенности-неуверенности в себе как субъектно-личностной характеристики в экзистенциальной психологии в работах И.Ялома, Р.Мэя, Э.Фромма, В.Франкла, А.Лэнгле.

В большинстве исследований утверждается, что любая психологическая проблема таит в себе экзистенциальный подтекст – следует только его расшифровать в контексте поведенческих, когнитивных, эмоциональных проявлений. Таким образом, можно предполагать, что уверенность-неуверенность в себе, как и многие психологические проблемы, имеет под собой глубинную экзистенциальную основу. Исследование Р.Д.Лэнга позволяет воссоздать онтогенетически ранние, базовые проявления исследуемого феномена.

Конструкт «экзистенциальный взгляд на жизнь» И.Ялома, предполагающий субъектное отношение личности к жизни, направленное на преодоление ее трудностей, представляется нам наиболее приближенным к традиционному пониманию содержания установок уверенной в себе личности.


^ Вторая глава - «Конкретно-психологическое понимание уверенности-неуверенности в себе» - также состоит из двух параграфов.

В первом параграфе представлены структурно-содержательные характеристики уверенности-неуверенности в себе, начиная с классических исследований, выполненных в бихевиоральной парадигме, и заканчивая современными исследованиями отечественных и зарубежных психологов.

Общая тенденция в формировании научных представлений об уверенности-неуверенности сводится к уходу от выявления отдельных, прежде всего, поведенческих показателей к более систематизированному подходу, усложнению понимания данного феномена как сложного, комплексного, полифункционального конструкта за счет включения в него когнитивных и эмоциональных компонентов, анализа специфики их взаимодействия (А. Сальтер, А.Лазарус, Р.Зигмунд, Р.и Р.Ульрихи и др.).

Важнейшим условием уверенного поведения является позитивное отношение к собственному поведенческому репертуару (Р.Шварц, Дж. Гетман, Л.Рэм и др.). Особое внимание уделяется учёту роли и функций когнитивных процессов, которые выступают в качестве некоторого «фильтра», определяющего характер межличностного взаимодействия уверенных и неуверенных личностей. Важным компонентом когнитивных процессов представляется образ себя и процессы самооценки эффективности собственных действий и наличных способностей (А.Бек, М.Селигман, В.Г.Ромек). Для неуверенной в себе личности характерны неадаптивные, негативные, идиосинкразичные, чрезвычайно ригидные когнитивные схемы, превращающиеся в устойчивые стереотипы.

Рассмотрены дефиниции уверенности-неуверенности в себе, представленные в разных методологических парадигмах отечественной и зарубежной психологии XX-XXI века (К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Ю.М.Забродин, К.Изард, Г.Крипс, А.Маслоу, Е.П.Никитин, В.Г.Ромек, Н.Е.Харламенкова и др). Каждый из авторов подчеркивает отдельные аспекты, так что эти термины приобретают множество вариативных значений. Представленные дефиниции позволили акцентировать момент субъективности в конструкте уверенность-неуверенность.

В диссертации актуализируется понимание уверенности в себе, предложенное Р.Д. Лэнгом, как чувства своего присутствия в мире в качестве реальной, живой, цельной и, во временном смысле, непрерывной личности, дающее возможность устанавливать реальные, цельные и непрерывные отношения с другими. Представляется важным понимание уверенности-неуверенности в себе как основного концепта вхождения личности в новую социальную ситуацию развития (И.Ю. Кулагина, В.Н. Колюцкий, Н.Е. Харламенкова).
^ Второй параграф содержит генетический анализ уверенности-неуверенности в себе.

  1. Отмечается, что на начальном этапе онтогенеза в формировании уверенности-неуверенности в себе играет свою роль множество факторов, но в первую очередь – разнообразие возможностей приобретения (подражания, обучения) новым социальным навыкам и разнообразие адекватной и непосредственной реакции на эти навыки социального окружения.

  2. Неуверенная в себе личность формируется в однообразной и крайне бедной впечатлениями социальной среде. Репертуар навыков, которые доступны наблюдению и подражанию, очень ограничен. Достижения и успехи в овладении этой средой не очевидны, отрицаются или подвергаются критике. Негативные самооценки и ожидания неуспеха становятся привычными способами внутреннего диалога и приводят к отказу от собственной инициативы в овладении новыми сторонами реальности, к пассивности и неуверенности в возможности осуществления своих намерений (А.Бандура, Г.Салливан, М.Селигман).

  3. Уверенность в себе личности формируется в процессе трансформации переживаний идеализации и всемогущества переживания здоровой уверенности в себе, основанной на собственном опыте успешного автономного функционирования и интернализации поддерживающих и устойчивых паттернов позитивного самовосприятия, транслируемых ребенку матерью (М.Кляйн, М.Малер и др.).

  4. Особую роль в формировании уверенности-неуверенности играет степень оптимальной фрустрации, ее соответствие потенциальным возможностям ребенка (Х.Кохут, Дж.С. Рейнгольд). Наиболее значимыми для возникновения фрустрации являются депривации, представляющие угрозу для самооценки и чувства безопасности. Фрустрации переживаются ребенком легче, если развитие происходит на фоне родительского принятия.

  5. В нашей работе уверенность-неуверенность в себе рассматривается как состояние и чувство, которые при многократном повторении в контексте детско-родительских отношений могут превратиться в устойчивую личностную черту. Условия и механизмы формирования уверенности-неуверенности в себе трактуются двояко: как реакция на воздействие со стороны родителей и как результат усвоения демонстрируемых родителями образцов самоотношения и поведения.

  6. Уверенность-неуверенность в себе в юношеском возрасте рассматривается как результат решения сепарационной проблемы. Эта проблема в разных своих проявлениях является актуальной и для ранних этапов онтогенеза (Дж.Боулби, Д.Винникотт, Х.Кохут, М.Маллер, В.И.Слободчиков, Е.О.Смирнова, Э.Эриксон). В большинстве исследований подчеркивается, что юность представляет собой кульминационный, полный драматизма, этап процесса развития, в котором взаимодействие с родителями обуславливает психические и поведенческие особенности для продолжения жизненного пути вне семьи (П.Криттенден , П.Кутер, Мухина В.С., Кон И.С). Тем не менее, исключается глобальная предопределенность развития личности характером детско-родительских отношений (В.В.Столин). Оптимальным вариантом для формирования уверенности в себе является интеграция ценностных ориентаций, органически сочетающих в себе не только независимость, но и понимание зависимости (К.С.Абульханова-Славская, В.С.Мухина, С.К.Нартова-Бочавер, А.М.Прихожан, Э.Эриксон).



Третья глава – «Специфика уверенности-неуверенности в себе как психобиографического образования в юношеском возрасте» – состоит из трех параграфов.

^ В первом параграфе уверенность-неуверенность в себе анализируется в контексте самосознания личности в юношеском возрасте.

В большинстве исследований подчеркивается, что в юношеском возрасте преодолевается подростковая неуравновешенность и связанная с ней неуверенность в себе. Неуверенность в себе чаще всего объясняется ограниченностью когнитивного потенциала (Р.Бернс, Л.И.Божович, Дж.Брунер, К.Левин, К.Хорни).

Становление зрелой уверенности в себе происходит путем преодоления зависимости личности от внешней детерминации, согласования Я-реального и Я-идеального и усиления способности к самодетерминации и саморазвитию (Л.И.Божович, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, А.М.Прихожан, Н.Н.Толстых, Д.Б.Фельдштейн). В юношеском возрасте очень часто игнорируется конструктивный ресурс, творческий потенциал неуверенности в себе. Высокая степень уверенности в себе может выполнять защитно-компенсаторную функцию снижения предрасположенности к депрессивным аффективным расстройствам и является лишь средством, тактикой, подходящей к ограниченному классу ситуаций, а не целостной пролонгированной личностной стратегией (Е.Т.Соколова)

Глубина, интенсивность, направленность юношеской рефлексии зависит от многих социальных, индивидуально-типологических и биографических факторов, соотношение которых еще недостаточно изучено. Общая логика психического развития интегративных процессов в самосознании в юношеском возрасте позволяет предполагать, что формирование навыков биографической рефлексии является наивысшим этапом в процессе развития рефлексивных качеств личности.

Изучение уверенности-неуверенности в себе в контексте основных психологических новообразований позволяет рассматривать этот феномен как результат рефлексивной оценки своих возможностей. В ряде исследований обнаружена реципрокная связь между характеристиками самоотношения и рефлексивными способностями. С одной стороны, показано, что уверенность в себе способствует развитию механизмов личностной рефлексии; а с другой стороны выявлено, что конструктивная рефлексия повышает уверенность в себе (И.С.Кон, В.И.Слободчиков, Е.Т.Соколова).

^ Во втором параграфе представлены структурно-динамические и темпоральные характеристики субъективной картины жизненного пути.

На этапе юношества появляется способность к осознанию себя в контексте пространственно-временных характеристик, способности оценивать свой жизненный путь, находить взаимосвязи между событиями жизни, обобщать опыт и видеть будущую линию развития – и тем самым повышается уверенность в собственных силах (К.С.Абульханова-Славская, Т.Н.Березина, Н.И. Гуткина, В.С.Мухина, И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов, Н.Н.Толстых).

Формирование субъективной картины жизненного пути представляется результатом активной рефлексивной деятельности и является важнейшим этапом в становлении юноши, активно строящего, модифицирующего, совершенствующего жизненные отношения и тем самым детерминирующего свой индивидуальный жизненный путь.

Впервые возникает возможность получения реальной, не мистифицированной истории развития самосознания юноши, неразрывно связанной с реальным развитием личности, изучения личностных характеристик через призму целостного жизненного пути (Б.Г.Ананьев, Е.П.Варламова, И.С.Кон, А.Н.Леонтьев, Д.А.Леонтьев, С.Ю.Степанов).

Для изучения Я-концепции в юношеском возрасте важными считаются и её темпоральные характеристики (К.С. Абульханова-Славская, Е.П.Белинская, В.И. Ковалев, Н.А.Логинова, В.В.Нуркова, Н.Н.Толстых). Интегративный характер временного самосознания проявляется в общих для всех личностей функциях прошлого и будущего относительно настоящего. Прошлое представляется как найденный и опробованный способ самореализации в жизни, будущее – как пространство для открытия собственных возможностей. В свою очередь, любой вид временной деформации субъективной картины жизненного пути представляет собой вариант невротических процессов (К. Хорни, К. Роджерс, В.И.Ковалев, Н.А.Логинова, А. Маслоу, Т. Хиггинс). Обнаружено влияние особенностей самоотношения на деформацию (сужение) временной трансспективы (К.С.Абульханова-Славская, В.В.Нуркова).

^ В третьем параграфе анализируется автобиографическая память как ресурс для личностного развития. Обнаружено, что «образ прошлого» также оказывает большое влияние на личностное развитие и подразумевает поиск резервов, определение стиля жизни, конструктивных и деструктивных паттернов поведения и т.д. и оптимизирует решение возрастных задач развития, в том числе самоопределения в юношеском возрасте (В.В.Нуркова). Стремительное развитие самосознания в юношеском возрасте создает условия для формирования такой базовой личностной структуры, как автобиографическая память. Выполнение автобиографической памятью экзистенциальной функции связано с высоким уровнем самодостаточности и личностной зрелости.


Четвертая глава – «Феноменология и условия становления уверенности-неуверенности в себе как компонента личностно-биографической структуры (эмпирическое исследование)» – состоит из двух параграфов. В них представлены обоснование этапов эмпирического исследования и анализ структурно-содержательных и темпоральных характеристик субъективной картины жизненного пути по методикам «Каузометрия» А.А.Кроника и Р.А.Ахмерова и «Модифицированная техника ранних детских воспоминаний» Е.Н.Исполатовой и Т.П.Николаевой.

Этапы эмпирического исследования состояли из пилотажной и основной части. В пилотажном исследовании принимали участие студенты первых курсов Нижегородского государственного педагогического университета и Нижегородского филиала Современной Гуманитарной Академии в количестве 1527 человек. Цель пилотажного исследования – выделить две крайние группы уверенных и неуверенных респондентов, отличающихся по базовому показателю «уверенности-неуверенности в себе». В исследовании был использован тест-опросник «Уверенность в себе» (В.Г.Ромек). С помощью этого опросника 1527 респондентов были проранжированы по показателям когнитивной составляющей шкалы «уверенность в себе» в порядке убывания. Две другие шкалы этого опросника («эмотивная» и «поведенческая») использовались как корректирующие. При их значительном отличии (3 стена и более) испытуемый не входил ни в одну из групп. Этот прием позволил повысить гомогенность выборки для основной части исследования.

Для формирования экспериментальных групп использовалась идея нормального распределения с процентным наполнением стандартной шкалы станайнов. Процедура формирования экспериментальных групп заключалась в том, что из всего ранжированного ряда удалялись первые 4% и последние 4% от всей выборки (на основании предположения о возможности патологических проявлений, либо о возможности выраженных артефактов процедуры тестирования и обработки).

В экспериментальную выборку вошли следующие 7% с выраженным высоким уровнем уверенности в себе по когнитивной шкале, которую мы назвали первой выборкой «относительно уверенных в себе» респондентов. Вторую выборку формировали по такому же принципу (в «зеркальном отражении») и назвали «относительно неуверенные в себе» респонденты.

7% от 1527 респондентов составили 107 человек. При обработке бланков части участников были обнаружены недочеты, не позволившие включить их в дальнейшее исследование. Также некоторые участники отказались от дальнейшего тестирования. Таким образом, выборки уменьшились до 92 человек в каждой. Различия между средними значениями уверенности в себе в сравниваемых группах определялись по критерию Манни-Уитни и достигли статистически значимого различия (на уровне p < 0,01).

Формирование двух групп уверенных и неуверенных в себе молодых людей (студентов-первокурсников) позволило приступить к осуществлению основного этапа эмпирического исследования.

На основном этапе эмпирического исследования 184 респондентам, относящимся к крайним группам уверенных и неуверенных в себе молодых людей, было предложено пройти тестирование по методике «Каузометрия» (А.А.Кроник и Р.А.Ахмеров) и «Модифицированной технике ранних детских воспоминаний» (Е.Н.Исполатова и Т.П.Николаева) для выявления специфики субъективной картины жизненного пути. Исследование проводилось в подгруппах по 5 человек и включало в себя как письменное выполнение заданий, так и устное общение с психологом для уточнения полученных эмпирических данных.

Для повышения степени надежности результатов в анализе и интерпретации полученного эмпирического материала принимали участие эксперты. Были привлечены два психолога и два психотерапевта, имеющие опыт работы с психологическими методиками «Каузометрия» и «Модифицированная техника ранних детских воспоминаний».

На этом этапе исследования статистическая обработка эмпирических данных осуществлялась с использованием статистического пакета SPSS 12.0, где использовался критерий Фишера (φ критерий угловое преобразование Фишера), который предназначен для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости интересующего исследователя эффекта. Критерий оценивает достоверность различий между процентными долями двух выборок, в которых зарегистрирован интересующий нас эффект. В случае представленности непроцентных выражений использовался критерий Манна-Уитни.

^ Во втором параграфе представлен анализ структурно-содержательных и темпоральных характеристик (феноменология) субъективной картины жизненного пути по методике «Каузометрия» по линиям анализа, предложенным авторами методики. Оценка осуществлялась на основе заполнения каузоматрицы.

Результаты исследования в сокращенном виде представлены в таблице №1.

В таблице представлены только значимые различия на уровне достоверности p < 0,01 по следующим показателям методики: 1) выраженность межсобытийных связей в субъективной картине жизненного пути на уровне представленности случайных событий; 2) соотношение мотивационной насыщенности каузальных (причинно-следственных) и смысловых (целе-средственных) межсобытийных связей; 3) временной аспект мотивационной насыщенности (представленность реализованных, актуальных и потенциальных событий); 4) выраженность нормативных событий; 5) распределение событий по сферам принадлежности ( в том числе «здоровье» и «изменения во внутреннем мире»); 6) удовлетворенность и эмоциональность восприятия жизненных событий.

В группе уверенных респондентов были обнаружены следующие структурно-содержательные и темпоральные характеристики субъективной картины жизненного пути: более редкое воспроизведение случайных событий в группе; меньшее предпочтение причинно-следственных (каузальных) целе-средственным (смысловым) межсобытийным связям; большая мотивационная насыщенность потенциальных и реализованных событий; относительно низкая нормативная регламентация субъективной картины жизненного пути; ярко выраженная тенденция к интерпретации событий субъективной картины жизненного пути в статусе «изменения во внутреннем мире» в сочетании с низкой представленностью событий с маркером «здоровье»; большая удовлетворенность событиями субъективной картины жизненного пути.

В группе неуверенных респондентов были обнаружены следующие структурно-содержательные и темпоральные характеристики субъективной картины жизненного пути: более частое воспроизведение случайных, «авантюрных» событий в группе; большее предпочтение причинно-следственных (каузальных) целе-средственным (смысловым) межсобытийным связям; относительно низкая мотивационная насыщенность потенциальных и реализованных событий; высокая нормативная регламентация субъективной картины жизненного пути; тенденция к игнорированию маркера «изменение во внутреннем мире» при высокой представленности событий с маркером «здоровье».


Таблица № 1

Показатели структурно-содержательных и темпоральных характеристик субъективной картины жизненного пути уверенных (n=92) и неуверенных(n=92) респондентов с оценкой уровня статистической значимости различий (критерий Фишера и Манни-Уитни)




Исследуемые показатели

Выраженность показателей

Уровень

стат.

значимости (р)

Группа

уверенных

респондентов

Группа

неуверенных респондентов

1.

Выраженность межсобытийных связей в

субъективной картине жизненного пути

- Представленность случайных событий



4,33%



12,87%



p < 0,01

2.

Соотношение мотивационной насыщенности

- Причинно-следственных связей


45,0%


66,7%


p < 0,01

- Целе-средственных связей

55,0%

33,0%

p < 0,01

3.

Временной аспект мотивационной насыщенности

- Реализованные события


32,44%


16,04%


p < 0,01

- Потенциальные события

66,96%

34,0%

p < 0,01

4.

Представленность нормативных событий

36,7%

58,1%

p < 0,01

5.

Распределение событий по сферам

принадлежности

- Здоровье



5,44%



14,13%



p < 0,01

-Изменения во внутреннем мире

* Отношения с родителями

* Достижения, успехи, открытия

30,44%

18,3%

28,26%

16,7%

34,2%

16,3%

p < 0,01

p < 0,01

p < 0,01

6.

Удовлетворенность и эмоциональность восприятия событий субъективной картины жизненного пути

- Позитивные события

- Негативные события



66,67%

20,67%



33,33%

46,67%



p < 0,01

p < 0,01



Между группами уверенных и неуверенных в себе студентов отмечены также достоверные различия на уровне p < 0,05 по показателям: общая мотивационная насыщенность (на уровне суммы мотивационных статусов каждого события); соотношение мотивационной насыщенности позитивных причинно-следственных и негативных причинно-следственных межсобытийных связей; средний возраст первого по хронологии события; распределение событий по жизненным сферам принадлежности (в отношении сфер «общество», «природа»).

Также отмечены различия на уровне тенденции по показателям: соотношение мотивационной насыщенности позитивных целе-средственных и негативных целе-средственных межсобытийных связей; чувство реальности» при интерпретации субъективной картины жизненного пути; распределение событий по сферам принадлежности (в отношении сфер «общение, досуг», «работа, учеба»).


Исходя из полученных данных, можно констатировать, что неуверенные респонденты:

1. Выработали определенное отношение к дискретным событиям жизни, но не к целостному жизненному пути. Жизненный путь представляется ими управляемым внешними обстоятельствами, поглощающими и диктующими свои требования; игнорируется способ «последовательность достижения цели».

2. Демонстрируют традиционное для данного возраста предпочтение потенциальных событий в темпоральной организации субъективной картины жизненного пути. Обнаруживают экстремальные показатели мотивационной насыщенности потенциальных событий, что позволяет предполагать два варианта репрезентации будущего в сознании. В первом случае – страх перед будущим, работу механизмов вытеснения и отрицания, «кризис бесперспективности». Во втором случае – воображение и мечту, выполняющих защитную, компенсаторную функцию, придающих молодому человеку силы и уверенность в себе. В подобных формулировках можно отметить крайне выраженную отчуждённость от событий, отсутствие субъектности.

Неуверенные респонденты переживают определенное отвержение реализованных событий. Вероятно, прошлое воспринимается ими в статусе дискретных, внешне детерминированных «случаев». Не отрефлексирован в достаточной степени и не интегрирован в целостную картину жизненного пути поддерживающий, активизирующий, направляющий потенциал этих событий .

3. Показывают высокую нормативную регламентацию субъективной картины жизненного пути. Направлены на социально заданные внешние ориентиры, преимущественно деятельного характера; подчеркивают в качестве этапных моменты приобщения к тем или иным социальным институтам (детский сад; школа, поступление в ВУЗ, работа и т.п.). В большей степени ориентированы на общение с людьми, главное назначение которых – публично засвидетельствовать свершившееся событие, обеспечить ему социальное признание.

4. При интерпретации жизненных событий отдают малое предпочтение сфере «изменения во внутреннем мире», что предполагает зависимость личности от внешних обстоятельств и проблематичность способности к самодетерминации и саморазвитию. Учитывая факт большей предрасположенности к маркировке событий по жизненной сфере «здоровье», можно констатировать тенденцию к переводу внутриличностных переживаний на психосоматический уровень, проблематичность рефлексии.

В группе «изменения во внутреннем мире» приоритетной обозначают тему «отношения с родителями, прародителями», репрезентирующую высокую степень идентификации с родителями, осуждаемый опыт эмансипации от родительских стереотипов. Представляют традиционно негативные события, связанные с утратой, разрывом отношений (смерть прародителей и родителей, развод родителей, болезнь родителей, ссора с родителями и т.д.).

5. Демонстрируют восприятие большинства событий жизненного пути как субъективно отрицательных.


Исходя из полученных данных, можно констатировать, что уверенные респонденты:

1.Показывают низкую степень представленности «случайных» событий, позволяющую говорить о большей выраженности механизмов рефлексии жизненного пути и формировании смысла жизни, способности встать в познавательное и практическое отношение к целостному жизненному пути и конструировать его на сознательной, осмысленной основе.

2. Обнаруживают высокую мотивационную насыщенность потенциальных и реализованных событий, что предполагает наличие определенных ожиданий и целей в будущем, активность по достижению будущего в настоящем, а также – признание мотивационного, детерминирующего, стимулирующего потенциала для личности ее прошлого, укрепляющего уверенность в своей способности успешно преодолеть трудности данного онтогенетического этапа.

3. Модифицируют культурные образцы жизненного пути, демонстрируют более глубокую биографическую рефлексию: выделяют этапы своей жизни, ориентируясь на события более экзистенциального характера: эмоциональной жизни (встреча со значимым другим, расставание; дружба и т.п.), личностного роста, достижений. Обнаруживают не простое увеличение контактов, а направленность на обогащение своей личности общением со значимыми людьми. Вероятно, этот интегративный процесс порождает возрастание самооценки, самоэффективности и социальной поддержки. Демонстрируют более вариативный список нормативных событий, отсутствующих у неуверенных респондентов («рождение», «смерть»).

4. Обнаруживают выраженную тенденцию к классификации внешних событий как внутренних, высокую эмоциональную вовлеченность, субъектную позицию по отношению к собственному жизненному пути. Представляют приоритетными такие темы, как «достижения, успехи, открытия», «отношения со сверстниками», «отношения с противоположным полом». Относительно низкий ранг темы «отношение с родителями» позволяет предполагать успешность интеграции этих отношений в новый социальный контекст, зрелое завершение процесса сепарации-индивидуации.

5. Демонстрируют восприятие большинства событий субъективной картины жизненного пути как позитивных, сыгравших положительную роль в их личностном становлении.

^ В третьем параграфе представлен анализ ретроспективного аспекта субъективной картины жизненного пути по методике «Модифицированная техника ранних детских воспоминаний» (Е.Н.Исполатова и Т.П.Николаева). Использовались линии анализа, предложенные авторами методики. Нами был дополнительно введен контент-анализ лингвистических маркеров уверенности-неуверенности в себе, а также использована методология «построения размытых классификаций» В.Н.Дружинина при анализе категории «активность».


В группах уверенных и неуверенных респондентов были обнаружены характеристики ретроспективного анализа субъективной картины жизненного пути. Сцена, описанная в воспоминаниях, интерпретировалась как символическая модель интериоризированной системы отношений с социально заданными объектами.

Особое внимание уделялось категории активности, рассматриваемой нами в одном синонимическом ряду с гетеростатичностью, требующей большой внутренней и внешней работы, преодоления себя, сопротивления жизненным обстоятельствам, уверенности в собственных силах. И противопоставлялась категории реактивности (активности, побуждаемой и направляемой внешними причинами) и гомеостатичности (предполагающей стремление личности сбалансироваться с жизненными условиями путем минимизации собственных притязаний, и даже ценой отказа от активности, неуверенности в себе).

При анализе сохранялся натуральный, естественный язык как средство наиболее аутентичного представления психологической реальности переживаний уверенными и неуверенными респондентами.

Результаты исследования в сокращенном виде представлены в таблице №2.

В таблице представлены только значимые различия на уровне достоверности p < 0,01 по следующим показателям методики: 1) характеристика психологического пространства (объем, насыщенность объектами; количество слов); 2) активность субъекта в организации своего «психологического пространства» (степень и виды активности субъекта; способы преодоления разобщенности или достижения автономности); 3) направленность на совместную деятельность; 4) интерпретационные ресурсы; 5) особенности эмоционального реагирования.


В группе уверенных респондентов были обнаружены следующие характеристики ретроспективного аспекта субъективной картины жизненного пути: расширенное психологическое пространство; высокая насыщенность психологического пространства живыми, реально действующими персонажами с низкой представленностью образов-фантомов; активность; низкая выраженность «блокированной, наказуемой активности»; преобладание «Я-ситуации» над «Мы-ситуацией»; адекватный интерпретационный блок; высокий уровень вербализации и дифференциации эмоций.


В группе неуверенных респондентов: суженное, ограниченное пространство; малая насыщенность психологического пространства живыми, реально действующими персонажами с преобладанием образов-фантомов; пассивность, созерцательность и реактивность; высокая выраженность «блокированной, наказуемой активности»; преобладание «Мы-ситуации» над «Я-ситуацией; низкая степень интерпретации; низкий уровень вербализации и дифференциации эмоций.


Таблица № 2

Показатели ретроспективного анализа субъективной картины жизненного пути уверенных (n=92) и неуверенных(n=92) респондентов с оценкой уровня статистической значимости различий (критерий Фишера и Манна-Уитни)




Исследуемые показатели

Выраженность показателей

Уровень

стат.

значимости

(р)

Группа

уверенных

респондентов

Группа

неуверенных респондентов

1.

Характеристика психологического пространства (объем):

*свободное

*ограниченное

*суженное



70,2%

5,7%

2,4%



28,8%

35,8%

35,8%



p < 0,01

p < 0,01

p < 0,01

-насыщенность психологического

пространства объектами

* 1 человек

* 2 человека

* 4 человека

* более 4 человек

* персонажи-фантомы



11,5%

19,6%

11,5%

33,3%

40,2%



27,6%

42,6%

3,4%

10,3%

68,9%



p < 0,01

p < 0,01

p < 0,01

p < 0,01

p < 0,01

- количество слов

79,33 слов

46,5 слов

p < 0,01

2.

Активность субъекта в организации «психологического пространства»

- Степень и виды активности субъекта

*активность

*пассивность, созерцательность, реактивность

*блокированная активность

-Способы преодоления разобщенности или достижения автономности

* Преодоление разобщенности

* Достижение автономности

- Направленность на совместную деятельность:

* «Я-ситуация»

*«Мы-ситуация»



80,4%

13,0%


13,04 %


25,6%

36,7%


72,1%

24,1%



43,5%

40,2%


34,78%


35,6%

29,4%


32,1%

56,3%



p < 0,01

p < 0,01


p < 0,01


-

-


p < 0,01

p < 0,01

3

Интерпретационные ресурсы

20%

45%

p < 0,01

4

Особенности эмоционального реагирования

- Вербализация эмоций


70,65


47,8


p < 0,01



Между группами уверенных и неуверенных в себе студентов отмечены также достоверные различия на уровне p < 0,05 по показателям: насыщенность психологического пространства объектами (представленность одинокого ребенка); триадические отношения; репрезентация персонажей-фантомов (предметов, животных); отсутствие в психологическом пространстве себя; лингвистические маркеры неуверенности.

Также отмечены различия на уровне тенденции по показателям: деструктивная активность, хаотическая активность.

Исходя из полученных данных, можно констатировать, что неуверенные респонденты:

1. Репрезентируют суженное, ограниченное психологическое пространство, склонность к минимизации зоны социальной компетентности. Предполагается неспособность их активно строить, модифицировать, совершенствовать межличностные отношения, направленность на совладание с вызывающим тревогу разнообразным, противоречивым, непредсказуемым миром человеческих отношений. Минимизаторская тенденция особенно ярко проявляется относительно реально действующих лиц, которые представлены фрагментарно, деперсонализированы. Их описательные характеристики касаются внешне наблюдаемого, поведенческого и физического уровня, что может быть свидетельством инфантильного восприятия Другого.

2. Показывают низкую представленность активности героя и преобладание категорий пассивности, созерцательности, реактивности.

Большая выраженность категории «блокированной, наказуемой активности», представленной в воспоминаниях в форме «исследовательских вылазок от фигур привязанности» (П.Криттенден), прекращающейся под действием внешних обстоятельств. «Блоком» в рассматриваемых случаях являются: порицание, наказание со стороны родителей, а также – травма, несчастный случай, как вариант аутоагрессивного паттерна.

Представленный характер обратной связи на активные действия ребёнка (внимание к травмам и болезням и дискредитация активности, направленной преимущественно на расширение социальных связей, приобретение автономности) признается нами важнейшим паттерном межличностных отношений, условием формирования неуверенности в себе.

Рассматриваются специфические лингвистические конструкции, отражающие подверженность действию внешнего мира: деволютивные грамматические формы, безличные глаголы и местоимения; инвалютивные высказывания, девербативы. Семантика используемых глагольных форм чаще всего выражает отсутствие внутреннего источника активности. Феноменологически это выражается как высокая степень внушаемости, конформности, неуверенности в себе.

3. Показывают отсутствие статистически значимых различий между категориями «стремление к преодолению разобщенности» и «достижение автономности», рассматриваемых нами в контексте важнейшей возрастной задачи личностного развития в юности – сепарации, индивидуализации.

Более тонкий анализ обнаруживает, что в группе неуверенных респондентов преобладают неконструктивные способы преодоления разобщенности: герой пассивен и ожидает инициативы по преодолению разобщенности от других персонажей; использует разновидности примитивной коммуникации. Представлен вариант незавершенности подростковой индивидуации, процесса деидеализации инфантильных объектов, неготовности к прогрессирующему, более зрелому взаимоудовлетворящему отношению с родителями.

Более тонкий анализ категории «достижение автономности» обнаруживает активность героя, направленную на «свободу от» (В.Франкл), при которой не вербализируется цель достижения автономности. Используются такие способы, как «упрямство», «неповиновение», «прятки», «побег».

4. Показывают более высокую выраженность категории «Мы-ситуация», которую в контексте других компонентов раннего детского воспоминания представляется возможным трактовать прежде всего как показатель диффузной идентичности, высокой степени симбиотических отношений, доходящих до полного слияния с другим объектом, потерей собственных границ; гиперболизированной индентификации. Демонстрируют более низкую выраженность категории «Я-ситуация», трактуемую нами в совокупности с другими показателями скорее как низкую степень социального интереса, высокую эгоцентричность.

5. Неуверенные респонденты показывают низкие интерпретационные ресурсы. Интерпретации или совсем отсутствуют (представлен уровень непонимания происходящего или уровень констатирующего понимания); или превалируют над событийной частью, что в сочетании с другими структурно-содержательными компонентами текста воспоминания можно рассматривать как проявление рационализации или интеллектуализации. Воспоминания представляют чаще всего некий запечатленный образ реального действия, случая; или – образ переживания, персональной оценки реального действия, случая.

6. Эмоциональный «репертуар» характеризуется меньшей частотой употребления негативных эмоций в сочетании с малой представленностью динамики эмоций от отрицательных к положительным и большей представленностью динамики эмоций от положительных к отрицательным и нейтрального эмоционального фона. Полученные данные можно интерпретировать как показатель психологической незрелости, связанной с отсутствием успешного опыта переживания преодоления фрустрационных ситуаций.

Исходя из полученных данных, можно констатировать, что уверенные респонденты:

1. Репрезентируют расширенное, свободное жизненное пространство, переживаемое ими как «веер возможностей», уверенности в себе. В воспоминаниях представлен вариант психологического пространства, наполненного насыщенным описанием реально действующих персонажей, открывающего пространство для многообразия интерпретаций и выбора, раскрывающее степень богатства, широты, разнообразия жизненных отношений личности, способность к интеграции множественных отношений.

2. Показывают высокую представленность активности в организации своего психологического пространства. Авторы воспоминаний не испытывают значительных трудностей стать субъектом жизни: они решаются совершать поступки, направленные на овладение своими жизненными отношениями, перехват инициативы и принятия ответственности. Низкая представленность категории «блокированная, наказуемая активность» предполагает интериоризацию позитивного, одобряемого взрослыми опыта проявления самостоятельности и инициативы, способствующего обретению и повышению уверенности в себе.

Показывают малую представленность «страдательных» лингвистических конструкций. Высокая частота употребления глаголов, семантически предполагающих высокий уровень саморегуляции, высокую степень осознания Я, принятие Я, внутреннюю творческую активность, независимость от ситуации.

3. Представляют способы преодоления разобщенности преимущественно примерами конструктивного взаимодействия, где потребность в совместной деятельности осознается (вербализируется) и проявляется активность по преодолению физической и психологической дистанции. Более тонкий анализ обнаруживает активность героя, направленную на достижение автономности с вербализацией цели («свобода для»).

Комическое описание переживаемого интрапсихического кризиса позволяет предполагать определенный личностный ресурс для принятия амбивалентности мира межличностных отношений, направленности на органическое, зрелое сочетание независимости и зависимости.

4. Показывают большую представленность категории «Мы-ситуация» раскрывает систему межличностных отношений, обусловленных контекстом сотрудничества и кооперации. Категория «Я-ситуация» трактуется как проявления кризисной симптоматики, переживаемого при решении возрастной задачи сепарации-индивидуализации.

5. Уверенные респонденты показывают высокие интерпретационные ресурсы при осознании типичных психологических затруднений. Описание конкретного опыта гармонично сочетается с интерпретирующими высказываниями, касающимися определенных аспектов своей внутренней жизни: самосовершенствования, личностного роста, изменений в системе ценностей. Чаще отмечается направленность на обобщение переживаний, определяющих метафору жизненного стиля личности представляющих ресурс для личностного развития. Воспоминанию чаще придается статус прецедентного действия, события – как случая, определившего дальнейшее течение жизни субъекта, впоследствии занявшего определяющее место в структуре его личности. Событие может выступать как некий «жизненный вывод», внезапно открывшийся смысл.

6. Демонстрируют эмоциональный «репертуар», характеризующийся меньшей представленностью «стабильных отрицательных эмоций» и большей динамикой эмоций «от отрицательных к положительным». Предполагается большая уверенность в собственных силах справиться с типичными психологическими затруднениями.

^ В заключении подводятся итоги проведенного теоретического анализа литературы по теме диссертации, обобщаются результаты экспериментального исследования; представляются структурно-содержательные и темпоральные характеристики субъективной картины мира уверенных и неуверенных молодых людей, расширяющих феноменологию уверенности-неуверенности в себе как психобиографического образования; выявляются условия становления (генезис) уверенности-неуверенности в себе.

ВЫВОДЫ

1. Теоретический анализ проблемы уверенности-неуверенности в себе в единстве феноменологического и генетического аспектов показал, что истоки проблемы обозначились в философских исследованиях при решении дилеммы родовой и индивидуальной сущности человека в контексте таких категорий, как человеческие возможности, творчество, свобода, выбор, ответственность, которые входят в семантическое пространство проблемы уверенности-неуверенности в себе.

Обнаружено, что уверенность-неуверенность в себе, как и многие психологические проблемы, имеет под собой глубинную экзистенциальную основу. Введенное Р.Д.Лэнгом понятие «онтологической уверенности в себе» позволяет воссоздать онтогенетически ранние, базовые проявления исследуемого феномена.

Проведен сравнительный анализ дефиниций уверенности-неуверенности в себе в различных отечественных и зарубежных психологических школах. Обнаружено большое разнообразие определений уверенности-неуверенности в себе, раскрывающих поведенческие, эмоциональные и когнитивные аспекты этого феномена.

Выбрана методологическая позиция, согласно которой феномен уверенности-неуверенности рассматривался с континуальной точки зрения, предполагающей, что внутренний мир человека представляет собой не набор отдельных «структур», элементов или отдельных показателей, а единую целостность, внутри которой все переплетено, взаимосвязано и является аспектами общего неделимого континуума.

2. Выявлена наиболее полная картина генезиса уверенности-неуверенности в себе в психоаналитическом направлении, в теории объектных отношений. Формирование уверенности-неуверенности в себе зависит от характера детско-материнских отношений на ранних стадиях онтогенеза. Обнаружено, что нормальная, здоровая уверенность в себе основана на собственном опыте успешного автономного функционирования и интернализации поддерживающих и устойчивых паттернов позитивного самовосприятия, транслируемых ребёнку матерью.

3. Систематизация научных представлений об уверенности -неуверенности в себе как одном из компонентов самосознания в юношеском возрасте показала, что зрелые, интегративные тенденции самосознания способствуют решению возрастной дилеммы «уверенность в себе – неуверенность в себе». Становление зрелой уверенности в себе происходит путем преодоления зависимости личности от внешней детерминации, согласования Я-реального и Я-идеального и усиления способности к самодетерминации и саморазвитию. В юношеском возрасте очень часто игнорируется конструктивный ресурс, творческий потенциал неуверенности в себе, а высокая степень уверенности в себе может выполнять защитно-компенсаторную функцию.

Выявлена общая логика психического развития интегративных процессов в самосознании в юношеском возрасте, которая позволяет предполагать, что формирование навыков биографической рефлексии является наивысшим этапом в процессе развития рефлексивных качеств личности. На этом этапе онтогенеза появляется способность к осознанию себя в контексте пространственно-временных характеристик, способности оценивать свой жизненный путь, находить взаимосвязи между событиями жизни, обобщать опыт и видеть будущую линию развития – и тем самым повышается уверенность в собственных силах.

4. Исследование феноменологии уверенности-неуверенности в себе как психобиографического образования у студентов-первокурсников было проведено с использованием понятия жизненного пути, что связано с необходимостью раскрытия культурно-исторической, макросоциальной и микросоциальной, а также биографической детерминации изучаемого нами феномена. Предпринята и обратная логика анализа, когда исследование концентрируется на вопросе о том, в какой мере и каким образом уверенная и неуверенная личность детерминирует свой жизненный путь, уникальный стиль жизни, как она вписывается в существующий образ жизни.

5. Выявлены следующие наиболее статистически значимые структурно-содержательные характеристики субъективной картины жизненного пути у уверенных респондентов: высокая мотивационная насыщенность субъективной картины жизненного пути; низкая каузальность; высокая мотивационная насыщенность реализованных и потенциальных событий; низкая выраженность нормативных событий; низкая представленность событий психосоматического содержания в сочетании высокой представленностью событий, относящихся к теме изменений во внутреннем мире; высокая степень удовлетворенности жизненными событиями.

Наиболее значимыми структурно-содержательными характеристиками субъективной картины жизненного пути у неуверенных респондентов являются: низкая мотивационная насыщенность субъективной картины жизненного пути; высокая каузальность; низкая мотивационная насыщенность реализованных и потенциальных событий; высокая выраженность нормативных событий; высокая представленность событий психосоматического содержания в сочетании с низкой представленность событий, относящихся к изменениям во внутреннем мире; низкая степень удовлетворенности жизненными событиями.

6. Ретроспективный анализ субъективной картины жизненного пути, представленный на основе ранних детских воспоминаний респондентов, позволил реконструировать систему интерпсихических и интрапсихических отношений, ставших праобразом уверенности-неуверенности в себе, актуальной для юношеского возраста.

Обнаружено, что уверенность в себе ретроспективно сопровождается переживанием расширенного свободного психологического пространства, наполненного реальными персонажами, с которыми ребенок активно взаимодействует; осознанием себя в качестве реально существующего, осознающего и удовлетворяющего свои потребности; обладающего высокими интерпретационными ресурсами; высокой степенью динамичности, вербализации и дифференциации своих эмоций. Неуверенность в себе ретроспективно представляется в переживании суженного психологического пространства, наполненного ограниченным числом реальных персонажей (а также их отсутствием и заменой фантомами-персонажами); пассивной, реактивной, созерцательной позицией; низкой степенью интерпретационных ресурсов; низкой степенью динамичности, вербализации и дифференциации эмоций.

Обнаружено, что основным источником уверенности-неуверенности в себе является интериоризированная система межличностных отношений со значимыми взрослыми, проявляющаяся прежде всего в реакциях взрослых на проявления детьми потребности к автономности и независимости. Так, вариант «блокированной, наказуемой активности» представляется важнейшим условием формирования неуверенности в себе. Напротив, опыт отношений, поддерживающих проявления ребенком самостоятельности и инициативы, способствует становлению уверенности в себе.

Выявлены зрелые и инфантилизированные варианты решения проблемы «сепарация-индивидуализация».

^ Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Казанская Н.М. Структурно-содержательный и генетический анализ уверенности в себе в юношеском возрасте// Социально-гуманитарные знания, 2006, № 10, с. 306-313.

2. Казанская Н.М. Специфика субъективной картины жизненного пути уверенных и неуверенных в себе первокурсников // Психологическая наука и образование (электронный журнал). 2011. №4, http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2011/n4/48738.shtml
^ Другие публикации: 1. Казанская Н.М. Психосемантический анализ системы личностных конструктов старшеклассников в понимании уверенности в себе// Материалы Шестой нижегородской сессии молодых ученых (гуманитарные науки), Нижний Новгород, 2001, с.28-29
2. Казанская Н.М. Исследование представлений об уверенном поведении на уровне обыденного сознания (на примере пословиц, поговорок, фразеологизмов) // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Психолого-педагогические проблемы формирования личности», Саранск, 2001, с. 114-115.

3. Казанская Н.М. Проблема уверенного поведения в рамках теории привязанности // Сборник «Деятельность педагога-психолога в системе образования. Научно-методическое и нормативно правовое обеспечение», выпуск 3, НИРО, Нижний Новгород, 2002, с. 74-77.

4. Казанская Н.М. Использование представлений обыденного сознания об уверенном поведении при формировании рефлексии образа действия у будущих педагогов// Материалы региональной научно-практической конференции «Педагогическое образование без отрыва от основной деятельности». Проблемы и решения начала 21 века», Нижний Новгород, 2002 , с. 30-33.

5. Казанская Н.М. Расширение системы личностных конструктов относительно уверенного поведения на основе сопоставлений научной и имплицитной теорий личности// Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Профессиональное образование психолога: интеграция теории и практики», Воронеж, 2002, с. 96-98.

6. Казанская Н.М. Исследование генезиса неуверенности в межличностных отношениях старших подростков с помощью методики ранних детских воспоминаний// Материалы третьей региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии образования», Нижний Новгород, 2004, с. 102-107.

^ 7. Казанская Н.М. Исследование особенностей автобиографической памяти неуверенных в себе старших подростков// Сборник «Деятельность педагога-психолога в системе образования. Научно-методическое и нормативно правовое обеспечение», выпуск 3, Нижний Новгород, НИРО, 2005, с. 45-51.

8. Казанская Н.М. Исследование личностных коррелятов уверенности в себе у одаренных старшеклассников// Материалы региональной научно-практической конференции «Психологическая наука и практика: проблемы и перспективы», Н.Новгород, ННГАСУ, 2006, с.87-91.

9. Казанская Н.М. Исследование когнитивного паттерна неуверенности в себе // Материалы межвузовской научно-практической конференции «Современные проблемы науки, образования и производства», М., УРАО, апрель 2006, с.60-62.

10.Казанская Н.М. Исследование когнитивного аспекта неуверенности в себе в юношеском возрасте (на примере ранних детских воспоминаний) // III Национальная научно-практическая конференция «Психология образования: культурно-исторические и социально-правовые аспекты», М., 2006, с. 94-97.

11. Казанская Н.М. Адаптация студентов-первокурсников в условиях вузовской подготовки// XIII международная научно-методическая конференция «Проблемы многоуровневого образования», Нижний Новгород, ННГАСУ, 2009, с. 298.


glava-chetvertaya-hochu-serdechno-poblagodarit-vseh-kto-pomogal-v-sozdanii-etoj-knigi-prezhde-vsego-ya-priznatelna.html
glava-chetvertaya-interesnie-knigi-po-tematike-kotoraya-prigoditsya-kazhdomu.html
glava-chetvertaya-issledovanie-klauzevica-o-vojne.html
glava-chetvertaya-istoriya-voznosit-pobeditelej-i-bichuet-pobezhdennih-makkavei-sumeli-vistoyat-v-borbe-s-imperiej.html
glava-chetvertaya-kak-projti-test-na-doping-kontrol-i-nalichie-alkogolya-v-krovi-glava-8-pravila-igri-v-podkidnogo-duraka-glavi-4-9.html
glava-chetvertaya-kler-haffejker-nikto-ne-lyubit-pyanogo-indejca.html
  • klass.bystrickaya.ru/akatoi-elos-ku-piti-perti-zhizn-bez-zheni-chto-dom-bez-pechi-bibliotechnij-vestnik-karelii.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/primernaya-programma-professionalnogo-modulya-uchastie-v-proektirovanii-sistem-gazoraspredeleniya-i-gazopotrebleniya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sistemi-oplati-truda-i-socialnaya-politika-otchet-po-kejs-stadi-na-oao-kombinat.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-i-varianti-domashnej-kontrolnoj-raboti-po-discipline-hozyajstvennoe-pravo.html
  • grade.bystrickaya.ru/o-stabilizacionnih-processah-v-russkom-literaturnom-yazike-90-h-godov-xx-veka-chast-2.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-dvenadcataya-pervaya.html
  • holiday.bystrickaya.ru/novosti-sajta-volgin-ru-za-2008-god.html
  • reading.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-po-auditu.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vo-vtorom-polugodii-2009-2010-uchebnogo-goda-raspisanie-uchebnih-zanyatij-na-vtoroj-semestr.html
  • assessments.bystrickaya.ru/chast-vii-lechebnaya-fizicheskaya-kultura-pri-boleznyah-sustavov-metodika-prigotovleniya-zhivoj-vodi-po-a-malovichko.html
  • composition.bystrickaya.ru/pererabotka-polimerov.html
  • shpora.bystrickaya.ru/vtechenie-bolee-dvadcati-let-u-menya-bila-schastlivaya-vozmozhnost-rabotat-s-samimi-raznimi-lyudmi-prebivavshimi-v-sostoyanii-dushevnogo-krizisa-ispitivavshimi-pote-stranica-9.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vknigu-vklyucheni-proizvedeniya-krupnejshih-zapadnih-mislitelej-kotorie-podvergayut-kritike-religioznie-idei-nekotorie-iz-proizvedenij-publikuyutsya-na-russkom-yazike-stranica-11.html
  • college.bystrickaya.ru/-sportivnie-obekti-municipaliteta-zainteresovali-moskvichej-informacionnij-byulleten-mestnogo-samoupravleniya.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dvigateli-vnutrennego-sgoraniya-3.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-9-sentyabr-2011-g-stranica-15.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zadanie-8-master-tur.html
  • bystrickaya.ru/vliyanie-dohodnosti-akcii-na-izmeneniya-v-akcionernom-kapitale-i-rezultati-otcheta-ob-izmeneniya-ka.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razmer-predpriyatij-i-tehnologiya-n-rozenberg-l-e-birdcell-ml-kak-zapad-stal-bogatim.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-prepodavanii-kursa-informatiki-v-obsheobrazovatelnoj-shkole-v-2000-2001-uchebnom-godu10.html
  • uchit.bystrickaya.ru/stroitelstvo-perehodov-pod-avtomobilnimi-i-zheleznimi-dorogami.html
  • doklad.bystrickaya.ru/veber-m-izbrannoe-obraz-obshestva-per-s-nem-m-veber-m-yurist-1994-704s.html
  • lecture.bystrickaya.ru/annotaciya-k-rabochej-programme-disciplini-literatura.html
  • lesson.bystrickaya.ru/problema-mezhdunarodnoj-otvetstvennosti-v-spektre-mnenij-chast-6.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zadaniya-na-samostoyatelnuyu-rabotu-30-chasov-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/sovremennoe-mashinostroenie-i-transportnij-kompleks-v-mirovoj-ekonomike.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/54-elementi-dokazatelnogo-programmirovaniya-kajmin-v-a-informatika-uchebnik.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konspekt-uroka-muziki-gorod-magnitogorsk-ou-mou-sosh-14-uchitel-sheremet-n-g.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-versiyu-1-pk-adept-proekt-vklyucheni-novie-sborniki-stranica-2.html
  • notebook.bystrickaya.ru/izdatelstva-zhurnala.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-13-00-14-00-registraciya-uchastnikov-vesennej-ekspertnoj-sessii-v-holle-biblioteki-14-00-14-15.html
  • pisat.bystrickaya.ru/statya-filosofiya.html
  • credit.bystrickaya.ru/oshibki-prilozhenij-rukovodstvo-po-ekspluatacii-sluzhbi-branchcache-semejstvo-operacionnih-sistem-microsoft-windows.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rukovodstvo-po-izucheniyu-disciplini-sistemi-iskusstvennogo-intellekta.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/primernij-perechen-voprosov-dlya-referata-i-zachyota-uchebno-metodicheskij-kompleks-ufa-2008-udk-35-07-bbk-65-050.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.