.RU

Глава 13. Иду на самопожертвование - Вячеслав Звягинцев


^ Глава 13. Иду на самопожертвование (загадки биографии и версии гибели разведчика № 1)


Признан виновным в преступной халатности (Кузнецов), подозревались в причастности к контрреволюционным преступлениям (Кузнецов и Медведев):

1. Герой Советского Союза (1944) Николай (Никанор)282 Иванович Кузнецов (1911–1944) — родился в деревне Зырянка Талицкого района Свердловской области в крестьянской семье. Учился в Лесном техникуме в пос. Талица. Работал таксатором лесоустроительной партии в г. Кудымкаре. Арестован 4 июня 1932 г. Осужден 17 ноября 1932 г. за преступную халатность к 1 году исправительных работ по месту службы. С 1932 г. — сотрудник негласного штата ОГПУ (псевдоним «Кулик»). Выполнял контрразведывательные оперативные задания в г. Свердловске (псевдоним «Ученый») и в г. Москве (Р. Шмидт, псевдоним «Колонист»). В 1938 г. вновь арестован, как причастный к контрреволюционному преступлению. Несколько месяцев провел во внутренней тюрьме Свердловского управления НКВД, после чего освобожден. Летом 1942 года, пройдя специальную подготовку, под фамилией Н. Грачев, (псевдоним «Пух») заброшен в отряд особого назначения «Победители», которым командовал Д.Н. Медведев… В г. Ровно выполнял задания под видом обер-лейтенанта Пауля Вильгельма Зиберта. В марте 1944 г. погиб в схватке с украинскими националистами. За образцовое выполнение спецзаданий в тылу врага награжден двумя орденами Ленина, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г. присвоено звание Героя Советского Союза. Беспартийный. Воинских званий не имел.

2. Герой Советского Союза (1944) полковник Дмитрий Николаевич Медведев (1898–1954) — родился в пос. Бежицы близ Брянска. В 1918 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. В органах госбезопасности с мая 1920 г. За успешную работу в 1921 г. награжден золотыми часами, в 1927 и 1929 гг. — именным оружием, в 1932 г. — знаком «Почетный работник ВЧК-ОГПУ». В 1936 г. после окончания курсов высшего начальствующего состава направлен на работу во внешнюю разведку. В течение двух лет выполнял спецзадания за рубежом. В 1938 г. объявил голодовку с целью избежать ареста. В годы Великой Отечественной войны возглавлял партизанские отряды, проводившие диверсионно-разведывательные операции в тылу врага: в 1941–1942 гг. — отряд «Митя», действовавший на территории Смоленской, Брянской и Могилевской областей; с июня 1942 г. по сентябрь 1944 г. — отряд «Победители», действовавший в Ровенской и Львовской областях. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года Медведеву присвоено звание Героя Советского Союза. С 1946 г. — в отставке. Автор книг «Это было под Ровно», «Сильные духом», «На берегах Южного Буга».

Николай Кузнецов с детства хотел стать Героем. И стал им, воплотив в реальность детские мечты. Но уже посмертно. Хотя в Указе, состоявшемся 5 ноября 1944 года, это слово отсутствовало. Тогда еще не было точно известно — где, когда и как он погиб. Как впрочем и сегодня.

Он не дожил до возраста Христа всего несколько месяцев…

Как и большинство его сверстников, воспитанных на идеалах социалистической революции, Ника считал себя атеистом, не носил нательного крестика. В то же время, исследуя его недолгий жизненный путь, трудно избавиться от ощущения, что светлый ум, моральная чистота и разносторонние таланты были дарованы этому человеку Всевышним.

Все, знавшие Н. Кузнецова в юности, отмечают, что он был уникален. Собранность, выдержка, самообладание, способность к моментальному перевоплощению, прекрасная память, удивительные лингвистические способности. Ни на курсах, ни в институте он не обучался иностранным языкам. Но знал в совершенстве немецкий (разговаривал на семи диалектах), свободно владел польским, эсперанто и коми-пермяцким языками. Вырос в крестьянской старообрядческой семье. Но своей статью, выправкой, «чисто арийской внешностью» и аристократическими манерами сумел покорить светские и дипломатические круги столицы. С такими природными данными он мог бы достичь больших высот в любой области человеческой деятельности. Стать великим артистом, ученым или музыкантом. Но он стал великим разведчиком.

В отличие от нынешних религиозных фанатиков, слепо, под воздействием одурманивающих сознание препаратов и специальных приемов зомбирования, идущих на смерть, якобы, во имя Ислама, Н. Кузнецов осознанно и вдохновенно готовил себя к непримиримой борьбе с врагами советского государства, к самопожертвованию во имя социалистических идеалов. Свои разносторонние дарования он подчинил достижению только этой цели.

К сожалению, в наши дни отношение к патриотизму и жертвенности советского народа существенно деформировалось. Приведу в этой связи высказанные совсем недавно мнения двух исследователей нашей истории.

«Патриотизм и любовь к Родине подразумевают готовность умереть в экстремальных обстоятельствах, когда Родина в опасности, и являются неизменными чертами русского характера. Можно утверждать, что самые лучшие черты русского характера, которые проявляются во время национального кризиса, — это преданность, самопожертвование, патриотизм (но не шовинистического толка), способность переносить лишения».

И второе высказывание — «В других государствах, участвовавших во Второй мировой войне, мифологизировались герои, уничтожившие множество неприятельских солдат, танков, самолетов, кораблей, но отнюдь не ценой собственной жизни. Исключением были только японские самураи. В этом отношении Сталин и руководители Красной армии вполне разделяли самурайскую традицию, согласно которой главное для воина — героически погибнуть в бою, а не сохранить свою жизнь, чтобы продолжать уничтожать врагов».

Как это не покажется странным, но в первом случае мной процитирован отрывок из книги американского историка Альберта Аксела,283 а во втором — нашего Б. Соколова.284 У Аксела жертвенность — самая лучшая черта нашего народа. У Соколова — навязанная Сталиным самурайская традиция. И подобного рода пассажей о том, что победа «была великой, но только принесенными жертвами, а не достигнутыми результатами» в работах Соколова, да и некоторых других современных историков, немало.285

Комментарии здесь, видимо, излишни. Да, в 30–40 годы многие молодые люди, как и Кузнецов, фанатично верили в провозглашенные большевиками идеалы равенства, братства, классовой ненависти к врагам Родины. И готовы были умереть за это. Не их вина в том, что на деле многие идеалы были деформированы и растоптаны. Их заслуга в том, что они бесстрашно таранили вражеские самолеты, закрывали своей грудью амбразуры вражеских дотов и с гордо поднятой головой шли на эшафот. А в итоге — спасли страну от порабощения. Так есть ли у нас, ныне живущих, право судить этих людей за фанатичную готовность к подвигу?…

В юности Ника больше всего любил книги о героях, готовых на самопожертвование. Это отмечают в своих воспоминаниях все, знавшие его в те годы. Он подражал таким героям, восхищался их смелостью и отвагой, всегда хотел, чтобы о переполнявших его сердце чувствах и высоких помыслах, о его готовности умереть за Родину, знали другие. В рапорте Н. Кузнецова на имя командования от 3 июня 1942 г. есть такие слова: «Я вполне отдаю себе отчет в том, что очень вероятна возможность моей гибели при выполнении заданий разведки, но смело пойду в тыл врага, так как сознание правоты нашего дела вселяет в меня великую силу и уверенность в конечной победе». Ту же мысль он высказал брату Виктору в своем письме, написанном 27 июня, перед отправкой в тыл врага: «…Жертвы неизбежны. И я хочу откровенно сказать тебе, что очень мало шансов за то, чтоб я вернулся живым. Почти сто процентов за то, что придется пойти на самопожертвование. И я совершенно спокойно и сознательно иду на это…».286 А в послании Н.И. Кузнецова, запечатанном в конверте с надписью «Вскрыть после моей смерти», адресованном его современникам и потомкам, он писал: «25 августа 1942 года в 24 часа 05 мин. Я опустился с неба на парашюте, чтобы мстить беспощадно за кровь и слезы наших матерей и братьев, стонущих под ярмом германских оккупантов… Я люблю жизнь, я еще очень молод, но если для Родины… нужно пожертвовать жизнью, я сделаю это…».287

И он действительно сделал это. И по праву занял в историческом формуляре советских разведывательных служб совершенно особое место, числясь в нем за № 1.

О Николае Ивановиче Кузнецове сегодня знает вся страна. О нем написаны сотни статей, десятки книг, создано несколько документальных и художественных кинолент. Одна из самых серьезных и достоверных книг о Кузнецове названа ее автором Т. Гладковым «Легенда советской разведки». Кузнецов, он же П. Зиберт, Р. Шмидт, Н. Грачев, Кулик, Ученый, Колонист, Пух, — действительно легенда. Поэтому неудивительно, что и сегодня, несмотря на обилие публикаций, биография разведчика № 1 полна загадок и противоречий, а вокруг его имени немало разного рода слухов и домыслов.

Утверждается, например, что Кузнецов вырос в немецкой колонии и поэтому еще в детстве в совершенстве овладел немецким языком; что он закончил Уральский политехнический институт288 и диплом защищал на немецком языке; что в 1939–1940 гг. участвовал в войне с белофинами и успел тогда же по заданию НКВД объехать всю предвоенную Европу; что был он офицером — летчиком. И даже, — что в 1944 году Кузнецов не погиб.

Эти и другие подобного рода утверждения не соответствуют истине. Правда же заключается в том, что Кузнецов действительно в 1939–1940 гг. блестяще провел ряд контрразведывательных операций, благодаря которым работа немецких дипломатов и разведчиков проходила под постоянным контролем чекистов. А в годы Великой Отечественной войны он, пожалуй, стал единственным из советских разведчиков, столь долгое время успешно работавшим за линией фронта под видом немецкого офицера. Но при этом он никогда не состоял в штате контрразведывательного управления НКВД, не имел воинских званий и даже не заканчивал высших учебных заведений. У него не было даже диплома о среднем образовании. Не состоял он и в рядах партии, хотя все энциклопедии и справочники числят Н. Кузнецова коммунистом. Все это выяснилось уже в 90-е годы прошлого столетия. Но тогда же, к сожалению, прежде всего в Западной Украине, появилось немало публикаций, направленных на то, что опорочить героическую деятельность легендарного разведчика. В них голословно утверждалось, что он был заброшен в Ровно для борьбы с ОУН-УПА, а не с гитлеровцами, что сам сдался в плен бойцам УПА и что был Кузнецов не героем, а обычным «киллером Великой Отечественной» (утверждение О. Суханова). Но это уже подтасовки и фальсификация совсем иного рода. В большинстве же случаев, слухи и домыслы стали закономерным результатом потребности людей узнать о Кузнецове как можно больше. А при остром дефиците достоверной информации всегда появляются мифы и легенды. К тому же, сам Кузнецов породил некоторые из них, когда, работая под прикрытием, писал в письмах или рассказывал о себе то, что считал нужным.

Самые, пожалуй, закрытые страницы его биографии, связаны с неоднократными арестами Героя и обстоятельствами его гибели.

Лишь недавно мы узнали о том, что органы, «стоящими на страже социалистической законности» и другие инстанции не раз подозревали Кузнецова, необоснованно обвиняли его в совершении преступлений, пытались дискредитировать и очернить. Впервые он столкнулся с несправедливостью в 1929 г., когда неожиданно был исключен из комсомола и отчислен из техникума. Все обвинения, — кулацкое происхождение, дружба с сомнительными элементами, служба отца в белой армии, — оказались надуманными и беспочвенными. Ника пытался доказать их абсурдность. Собирал оправдательные документы. Но ничего не помогло.

Наветы и необоснованные обвинения ожесточили его. Но не сломили. Он знал из прочитанных книг, что за правое дело нужно бороться. Идти до конца. И в итоге победил. 19 ноября 1931 г. президиум Уральской областной конфликтной комиссии ВЛКСМ восстановил его в комсомоле. К тому времени Н. Кузнецов вынужден был уехать из родных мест на заработки в г. Кудымкар. Устроился на работу таксатором 2-й лесоустроительной партии. Женился. С увлечением изучал коми-пермяцкий язык. А 4 июня 1932 г. был арестован и взят под стражу. Оказалось, что его непосредственный начальник и еще несколько работников лесоустроительной партии составляли подложные ведомости и присваивали деньги и продукты. Кузнецов к хищениям не имел никакого отношения. Более того, узнав об этом, сообщил в милицию. Судебный процесс проходил в Кудымкаре 17 ноября 1932 г. Начальник его получил 8 лет, остальные преступники — по 4 года лишения свободы. Кузнецова же суд признал виновным в халатности и приговорил к 1 году исправительных работ по месту службы.289

Почему суд был необъективен290 — можно лишь предполагать. Во всяком случае буквально через несколько дней после ареста он стал сотрудником негласного штата ОГПУ. Получил псевдоним «Кулик». А арест ему заменили на подписку о невыезде. Было ли это добровольное волеизъявление? Думаю, нет. Хотя, столь серьезный поворот в своей жизни Кузнецов, безусловно, обдумал. Выбор у него был. И он сам решил, что, сотрудничая с чекистами, сможет принести немало пользы своей Родине и в полной мере реализовать свои детские мечты. С этого времени Кузнецов до самого своего смертного часа жил двойной жизнью. Подписку о сотрудничестве и неразглашении Кузнецову продиктовали:

«Я, нижеподписавшийся гр-н Кузнецов Николай Иванович, даю настоящую подписку Коми-Пермяцкому окр. Отд. ОГПУ в том, что я добровольно обязуюсь сообщать о всех замеченных мной ненормальных случаях как политического и также экономического характера. Явно направленных действий к подрыву устоев сов. власти от кого бы они не исходили…10 июня 1932 года».291

Одно из первых «особых заданий по обеспечению государственной безопасности», которых в послужном списке Н. Кузнецова немало, было связано с выяснением в 1934 году настроений у жителей «неблагополучного» по меркам ОГПУ жителей Юрлинского района. Об этой работе, проделанной под видом «кулака в бегах» или учителя-эсера Кузнецов доложил в рапорте: «В беседе со случайными собеседниками я вел себя как лицо агитирующее крестьянство на вооруженную борьбу с Сов. властью…».292

Вал репрессий во второй половине 30-х годов накрыл многих чекистов. Был арестован и Н. Кузнецов. На этот раз его обвинили уже не в уголовном, а контрреволюционном преступлении — антисоветской агитации и пропаганде, предусмотренной ст. 58–10 УК РСФСР. Впрочем, за какие конкретно высказывания и с какой целью агент Кузнецов был помещен в подвал внутренней тюрьмы Свердловского управления НКВД, точно не установлено. Сведения настолько скупы и противоречивы,293 что даже год его ареста вызывает сомнение. Во всяком случае не так давно начальник управления ФСБ России по Свердловской области генерал-лейтенант Г. Воронов писал соратнику Кузнецова по разведывательной работе в Ровно Н. Струтинскому: «В архиве нашего Управления мы нашли тоненькое контрольное дело (5–6 листов), где указано, что «Кузнецов Н. И., до ареста работавший в редакции Уралмашевской газеты, освобожден из-под стражи 7 октября 1936 года. Само уголовное дело в 1962 г. было выслано в Ровно. Эти документы — единственное, что найдено в архиве УФСБ. В деле «Колониста» на Лубянке материалов по свердловскому периоду нет: вероятно, они были уничтожены».294

Что здесь — о том ли Кузнецове идет речь? Может быть допущена опечатка? Или агента Кузнецова действительно арестовывали и в 36-м, и в 38-м? Не берусь судить, поскольку оперативные материалы для исследователей недоступны. Но похоже на то, что Кузнецова действительно не раз «арестовывали» в оперативных целях для того, чтобы выудить у арестованных информацию и «создать авторитет среди антисоветски настроенных «спецов».295 Что касается упомянутой книги Т. Гладкова, то там этот эпизод из жизни разведчика тоже освещен туманно: «Справедливости ради отметим, что он (Кузнецов — авт.) действительно по неопытности и горячности допустил в работе ошибки, которые признал и о которых искренне сожалел. Но никакого преступного умысла в его действиях не было и в помине, а между тем ему едва не вменили жуткую «пятьдесят восьмую», контрреволюционную, расстрельную статью».296 Исходя из этого, мы опять же можем лишь предположить, что арест Кузнецова в 1936 и 1938 годах был каким-то образом связан с его агентурной работой.

Судьба Н.И. Кузнецова круто изменилась после того как нарком внутренних дел Коми АССР М. Журавлев рекомендовал его как способного и блестяще владеющего немецким языком агента сотруднику контрразведки НКВД Л. Райхману. В силу «подмоченной биографии» в кадры ГУГБ Кузнецова не зачислили, но оформили как особо засекреченного спецагента контрразведки. Он получил новый кодовый псевдоним «Колонист» и паспорт на имя Рудольфа Вильгельмовича Шмидта. По легенде стал инженером-испытателем на авиазаводе № 22 Наркомата авиационной промышленности,297 который в середине 20-х г. находился в концессии у немецкой фирмы «Юнкерс». Такую легенду разработали, чтобы повысить вероятность выхода на Кузнецова агентов зарубежных разведок, и в первую очередь немецкой.

Работал Н. Кузнецов под началом майора госбезопасности Рясного и начальника 3 отдела секретно-политического управления НКВД комиссара госбезопасности Ильина.

Вскоре пришел успех. Кузнецов был обаятелен и щедр. И московская богема признала его своим. Он близко сошелся со многими артистами, певицами и балеринами. А к тем, в свою очередь, всегда тянулись дипломаты. В сети контрразведчика попали личный камердинер посла Шуленбурга Г. Флегель, тайный сотрудник абвера — первый секретарь словацкого посольства Крно, секретарь военного атташе Японии Сасаки и др..298

После начала войны Н. Кузнецов был включен в состав Особой группы при НКВД СССР,299 возглавляемой П. Судоплатовым. Точных сведений о том, чем занимался разведчик до августа 1942 г., до сих пор нет. За исключением упоминаний о том, что один раз он забрасывался в тыл врага и «стажировался» в Красногорском лагере для немецких военнопленных, проверяя с риском для жизни свою готовность к выполнению задания и осваивая армейский сленг.

В отряде «Победители» Кузнецов появился 25 августа 1942 года. Впервые встретился там с другим героем нашего повествования — Д. Медведевым. Несмотря на громадную популярность его книг «Это было под Ровно» и «Сильные духом» подлинная биография их автора, как впрочем, и история возглавляемого Д. Медведевым партизанского отряда «Победители», до недавнего времени также находились под завесой секретности. Сегодня известно, что этим отрядом проведено в тылу врага более 100 боев, уничтожено около 2 тысяч немецких солдат и офицеров, взорвано 80 вражеских эшелонов. Немало боевых героических эпизодов и в довоенной биографии Д. Медведева. Так, еще в 20-е годы молодой чекист — председатель Старобельской ЧК Медведев нашел общий язык со знаменитым махновцем Левой Задовым. И не исключено, что именно это знакомство привело к трансформации анархистских взглядов последнего. Сначала Задов помог Медведеву отыскать и возвратить государству клад батьки Махно. А потом и сам стал чекистом.300

В ряде последних публикаций о Д. Медведеве говорится, как об установленном факте, что он, как и Кузнецов, в конце 30-х годов был репрессирован. Например, в книге И. Дамаскина утверждается, что в октябре 1941 г. по инициативе Судоплатова «из тюрем были освобождены многие бывшие сотрудники госбезопасности, в том числе Медведев и Прокопюк, удостоившиеся звания Героя Советского Союза за успешное руководство партизанскими отрядами».301 В действительности ни Прокопюк,302 ни Медведев репрессиям, в юридическом смысле этого слова, не подвергались. Хотя, тучи над Д. Медведевым в 1938 году действительно сгустились, и он лишь чудом избежал ареста. Вот как это было.

В феврале, вскоре после ареста старшего брата, в отношении Д. Медведева были предприняты меры по исключению его из партии и снижению в должности. Как опытный чекист, он без труда просчитал последующие шаги «чистильщиков» НКВД. Поэтому предпринял неординарный, упреждающий арест поступок. Сотрудник Харьковского управления НКВД капитан госбезопасности Д. Медведев написал письмо И. Сталину. А копию направил на Лубянку. В этом письме «почетный чекист» Медведев объявил «смертельную голодовку» и указал место и время ее проведения — в здании Курского вокзала, у бюста Вождя.303 Риск был огромный. Вероятность ареста велика. И все же расчет оказался верным. На задержание вооруженного чекиста, да еще в условиях большого скоплении народа, сотрудники НКВД не решились. Его даже не сразу уволили из органов. Сначала перевели в строительную организацию НКВД и отправили на Север. А уволили только через полтора года. С формулировкой — «за массовое необоснованное прекращение следственных дел». Причиной послужило то, что начальники лагерей под разными надуманными предлогами навешивали на заключенных, подлежащих освобождению, новые статьи и продлевали им срок заключения. Медведев же возмутился по поводу такого беспредела и освободил большую группу заключенных из под стражи… Ну а в 1941 г. его нашел и взял в свою диверсионную группу П. Судоплатов. Медведев был восстановлен в кадрах и вскоре возглавил разведывательно-диверсионный отряд «Митя», а затем — «Победители». В него входили не только Николай Иванович Кузнецов, но и другие разведчики — Н.А. Гнедюк, М.М. Шевчук, Н.Т. Приходько, Ян Каминский, М. Стефанский и другие.

В октябре 1942 г. Кузнецов в форме и с документами немецкого обер-лейтенанта П. Зиберта появился на улицах Ровно, изучая подходы к рейхскомиссариату который возглавлял главный объект его диверсионного задания — наместник Гитлера на Украине Э.Кох. Медведев также поставил ему задачу искать подходы к тыловым частям специального назначения, в составе которых входили подразделения СС, авиаполк, оснащенный спецсредствами борьбы с партизанами, служба радиопеленга, саперно-минерные части под началом генерала авиации Китцингера, и подразделения «Остентруппен» (власовцы и другие национальные формирования под командованием генерал-майор Ильгена).

Разведывательная информация, добываемая Кузнецовым и его помощниками, оперативно, после ее обработки и анализа в отряде, поступала в Центр и имела для советского командования неоценимое значение. Прежде всего, это важные сведения о неизвестном сверхсекретном объекте особой важности в деревне Якушинцы, в 10 км от Винницы, оказавшемся полевой ставкой Гитлера; о создании в Германии новейшего оружия — самолетах-снарядах ФАУ-1, о концентрации немецких войск на Курской дуге; о подготовке гитлеровцами покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля в Тегеране и др.

П. Зиберт не только успешно выуживал у врагов важную стратегическую информацию, но и совершил целую серию диверсионных актов против высших чинов гитлеровской оккупационной администрации и военного командования на Украине. В представлении Н. Кузнецова к званию Героя Советского Союза, к которому приложено ходатайство начальника 4-го Управления НКГБ П. Судоплатова, указано, что он лично ликвидировал восемь высокопоставленных немецких военных чиновников.

Акты возмездия были совершены в отношении имперского советника финансов (на правах министра) рейхскомиссара Украины Гелля и его секретаря Винтера, сенат-президента юстиции Украины Альфреда Функа.304 Кроме того, Кузнецов тяжело ранил противотанковой гранатой генерала П. Даргеля, похитил генерала Ильгена…

В январе 1944 года Николай Иванович Кузнецов по указанию Медведева выехал во Львов. Отряд тоже предполагалось перебазировать в эти места. Однако неожиданно поступил приказ о выводе его в тыл Красной Армии.

Достоверных сведений о дальнейшей судьбе легендарного разведчика не так много Связь с отрядом оборвалась, явок во Львове у него не было. Не известно даже, где Кузнецов ночевал. Между тем, точно установлено, что, в условиях, когда полиция бросила на поимки П. Зиберта все силы, Кузнецов не отказался от диверсионно-террористической деятельности. Обходя ловушки и засады, расставленные по всей Львовшине, Кузнецов хладнокровно застрелил вице-губернатора Галиции О. Бауэра и шефа канцелярии президиума правительства Г. Шнайдера. Кроме того, в ходе неудачной попытки проникнуть в штаб немецких ВВС, уничтожил подполковника Петерса, а на посту полевой жандармерии у села Куровицы — майора Кантера.

Колесо у обстрелянной жандармами машины оказалось пробито. И Кузнецов с товарищами — Я. Каминским и водителем И. Беловым — скрылись в лесу. Вскоре они набрели на группу самообороны львовских евреев, возглавляемую О. Баумом. Здесь Кузнецов написал отчет о проделанной на Львовщине диверсионно-разведывательной работе и, направляясь в сторону линии фронта, взял его с собой. После того, как этот документ попал в руки бандеровцев, они без труда установили личность немецкого офицера. Многие вменяют этот бесспорно установленный факт в вину Кузнецову, заявляя, что настоящий разведчик не должен был так поступать. Другие, наоборот, считают, что, взяв отчет, он действовал как настоящий профессионал, поскольку понимал, что у него очень мало шансов остаться живым. Поэтому он де и подписал отчет псевдонимом «Пух», известным только на Лубянке, понимая, что только таким образом, независимо от того, кому в руки попадет документ, в центральном аппарате НКВД СССР все равно узнают о его гибели. В итоге так и случилось. В то же время вопрос о том, — когда, где и при каких обстоятельствах это произошло, — до сего времени вызывает ожесточенные споры.

Надо сказать, что вопрос этот основательно запутали сами сослуживцы Н. Кузнецова. Разведчики отряда «Победители», в своих устремлениях монополизировать свое право на истину, разбились после войны на две группы.

По версии Д. Медведева, которая в начале 50-х годов, после издания его книг,305 считалась официальной, Н. Кузнецов погиб 2 марта 1944 г. от рук боевиков УПА в лесу близ села Белгородка на Ровенщине. Версия эта основана на обнаруженных после освобождения Львова немецких документах.306 Наибольший интерес представляет телеграмма от 2 апреля 1944 г., подписанная начальником полиции безопасности и СД по Галицийскому округу доктором Витиской, которая была адресована в Главное Управление Имперской безопасности «для вручения «СС» группенфюреру и генерал-лейтенанту полиции Мюллеру — лично».307 В ней сообщалось, со ссылкой на информацию украинского делегата, что 2 марта 1944 года близ Белгородки, в районе Вербы (Волынь) задержаны три «советско-русских шпиона — руководитель группы под кличкой «Пух», поляк Ян Каминский и стрелок Иван Власовец, (под кличкой «Белов»), шофер «Пуха». Далее в телеграмме говорилось об обнаружении отчета об агентурной деятельности и террористических актах на территории Львовщины и делался вывод, что задержанный «Пух» несомненно является разведчиком, действовавшим под именем П. Зиберта.

Из текста этой не раз публиковавшейся телеграммы, в том числе в книгах Д. Медведева, следовало, что захваченные живыми разведчики были расстреляны, а ОУН готова передать полиции только документы. На самом деле из текста телеграммы, да и других документов,308 как раз следовало обратное, — что разведчики на тот момент были еще живы. Однако проанализировав текст этого обширного документа Т. Гладков сделал, на мой взгляд, правильный вывод о том, что, вероятнее всего, разведчики действительно погибли в схватке с бандеровцами. Но последние, пытаясь заинтересовать немцев и выторговать заложников, пошли здесь на обман. Подкрепляя свои доводы, Т. Гладков сослался также на начальника разведки отряда «Победители» А. Лукина, который высказал ему предположение, основанное на информации своего неназванного источника о том, что Кузнецов, Каминский и Белов «натолкнулись на группу бандеровцев, переодетых в форму красноармейцев и только в последний момент поняли роковую ошибку».309

Группу сторонников другой версии возглавил соратник Николая Кузнецова разведчик Николай Струтинский. В течение многих лет он с братом Георгием собирал по крупицам информацию о гибели своего товарища (около 50 томов материалов) и искал место его захоронения. По словам Струтинского, у которого были свои источники информации, эта работа, по результатам которой несостоятельность версии Д. Медведева стала очевидной,310 вылилась в настоящую детективную историю, в которой присутствовали интриги, преследования, и даже попытки похитить череп, который Струтинский хранил в коробке у себя в квартире…

В кратком изложении это выглядит так.311 Н. Струтинский утверждал, что место захоронения разведчика ему удалось установить с помощью одного бандеровца, соседа некого С. Голубовича, в хате которого и погиб Кузнецов, подорвав себя гранатой. В присутствии понятых, представителей властей, прокуратуры и КГБ, раскопали могилу, извлекли останки.312 Затем составили акт, подписанный участвовавшими в эксгумации судмедэкспертом г. Львова Зеленгуровым и старшим следователем УКГБ капитаном Рубцовым. А в декабре 1959 г. Львовское УКГБ поручило проведение экспертизы М. Герасимову. Ему же передали 17 фотографий Н. Кузнецова. 29 декабря академик подписал заключение о том, что с вероятностью, составившей порядка 98 %, фотографии, и череп принадлежат одному и тому же лицу. После этого, 27 июля 1960 г., останки перезахоронили на воинском кладбище — «Холм Славы» во Львове. Теперь уже версию Н. Струтинского приняли как официальную. Она изложена во всех энциклопедиях. В частности, в справочнике «Герои Советского Союза» утверждается, что Кузнецов «в ночь на 9.03.44 у села Боратин (Бродовский р-он Львовской обл.) был окружен бандеровскими бандитами, подорвал себя и приблизившихся к нему врагов гранатой».313

Действовавшей же параллельно другой группе (сторонников версии Медведева), возглавляемой бывшим комиссаром отряда «Победители» полковником С. Стеховым, у которых, по выражению Струтинского, «амбициозная зависть превратилась в крайнюю ненависть к нам», удалось обнаружить «другие» останки легендарного разведчика. Эта группа провела свои раскопки в Вербском районе (в районе села Мильча) и после эксгумации и проведения анализов с помощью «более современных методов» стала утверждать, что под памятником во Львове покоился гестаповец, а возле этого села был похоронен настоящий разведчик…

Но это еще не все. На рубеже 80-х-90-х годов стали появляться публикации, в которых журналистами и историками стали ставиться под сомнение обе этих версии. Так, К. Закалюк, ссылаясь на неназванного им бывшего бойца отряда «Победители», начал утверждать, что легендарного разведчика убили не боевики ОУН, а свои же сотрудники. П. Яковчук, поддакивая Закалюку в вопросе о том, что советские чекисты могли расправиться над Кузнецовым в отместку за неудачное покушение на Эриха Коха, выдвинул еще одну несуразную версию — состряпав легенду о гибели Н. Кузнецова, органы госбезопасности на самом деле переправили его под другим именем на Запад для продолжения диверсионно-разведывательной работы. Есть и другие еще более невероятные и ничем не обоснованные предположения.

Исходя из всего изложенного, вряд ли можно считать точно установленными обстоятельства гибели и место захоронения легендарного разведчика. Т. Гладков, видимо, правильно поступил, написав об этом в своей книге весьма скупо и осторожно.

Вот такая грустная история, которая имеет продолжение и в наши дни. На том месте, где в сентябре 1962 г. во Львове был установлен памятник Н. Кузнецову, сегодня лежит камень. А на камне надпись — здесь будет сооружен памятник В. Кубийовичу. Тому самому, который в сороковые годы непосредственно участвовал в формировании дивизии СС «Галичина»…

^ Архивный документ.


«Вскрыть после моей смерти. Кузнецов.

24 июля 1943 года. Завтра исполняется одиннадцать месяцев моего пребывания в тылу врага. 25 августа 1942 года, в 24 часа 05 минут, я опустился с неба на парашюте, чтобы мстить беспощадно за кровь и слезы наших матерей и братьев, стонущих под ярмом германских оккупантов. Одиннадцать месяцев я изучал врага, пользуясь мундиром германского офицера, пробирался в самое логово сатрапа — германского тирана на Украине Эриха Коха. Теперь я перехожу к действиям. Я люблю жизнь, я еще молод. Но если для Родины, которую я люблю, как свою родную мать, нужно пожертвовать жизнью, я сделаю это. Пусть знают фашисты, на что способен русский патриот и большевик. Пусть они знают, что невозможно покорить наш народ, как невозможно погасить солнце. Пусть я умру, но в памяти моего народа патриоты бессмертны. «Пускай ты умер, но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету..»

Это мое любимое произведение Горького. Пусть чаще читает его наша молодежь…

Ваш Кузнецов.

Цит. по книге Д. Медведева «Это было под Ровно».М, Детская литература, 1968 г.



glava-16-umenie-otlichat-istinu-ot-lzheistini-charlz-sperdzhen-lekcii-moim-studentam-perevod-s-anglijskogo-poltorackoj-n-f.html
glava-16-uprazhnenie-dlya-chelyusti-dannaya-kniga-ne-yavlyaetsya-uchebnikom-po-medicine-vse-rekomendacii-dolzhni-bit.html
glava-16-vektornij-redaktor-coreldrow-9-rabota-s-bazami-dannih.html
glava-16-vizualizirujte-interesnie-knigi-po-tematike-kotoraya-prigoditsya-kazhdomu.html
glava-16-volchya-resnica-annotaciya.html
glava-16-zagadka-v-kosmose-garri-garrison-zvezdnie-pohozhdeniya-galakticheskih-rejndzherov.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-opd-f-09-teoriya-i-praktika-massovoj-informacii-celi-i-zadachi-disciplini-cel-kursa.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sergeevicha-griboedova-gore-ot-uma.html
  • college.bystrickaya.ru/2-patriarshie-zaprudi-master-i-margarita-gimn-demonizmu-libo-evangelie-bezzavetnoj-veri.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/vneshneekonomicheskaya-deyatelnost-chast-9.html
  • education.bystrickaya.ru/3-trebovanie-k-podsisteme-adaptivnogo-upravleniya-i-vipolneniya-sistemnih-raspisanij.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/t-a-kasatkina-harakterologiya-dostoevskogo.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-provedeniyu-uroka-grazhdanstvennosti-i-patriotizma-siren-1945-goda.html
  • lecture.bystrickaya.ru/52-ocenka-effekta-mer-podderzhki-semej-postradavshih-ot-krizisa-otchet-o-podgotovke-doklada-o-polozhenii-detej-v-rossii-etap-1.html
  • letter.bystrickaya.ru/nazvanie-vpishi-sam-1.html
  • literature.bystrickaya.ru/dejstviya-so-po-podgotovke-k-rabote-oborudovaniya-obektov-generacii-i-obektov-potrebleniya-s-reguliruemoj-nagruzkoj-v-tempe-realnogo-vremeni.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-uchebnoj-disciplini-gidrotehnicheskie-melioracii-indeks-po-uchebnomu-planu-naimenovanie-disciplini-napravlenie.html
  • literatura.bystrickaya.ru/referat-vliyanie-materinskogo-kapitala-na-rost-rozhdaemosti-detej-v-berezovskom-rajone-domrachev-stanislav-mbou-pereborskaya-oosh.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-2-socialno-ekonomicheskaya-i-demograficheskaya-harakteristika-kaliningradskoj-oblasti.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predlagaem-garantirovannie-aviabileti-po-specialnim-tarifam-moskva-sochi-adler-moskva.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-literature-dlya-10-klassa-za-kurs-srednego-polnogo-obshego-obrazovaniya-bazovij-uroven.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-why-are-stereotypes-harmful.html
  • spur.bystrickaya.ru/konspekt-uroka-po-okruzhaeshemu-miru-tema-vodoyomi-i-reki-nashego-kraya.html
  • shkola.bystrickaya.ru/professionalnogo-obrazovaniya-moskovskij-pedagogicheskij-gosudarstvennij-universitet-stranica-2.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-kursovoj-podgotovki-shkola-raspolozhena-v-centre-sela-elovo-kotoroe-avtomobilnimi-transportnimi-arteriyami.html
  • write.bystrickaya.ru/generali-viktor-suvorov-sovetskaya-armiya-vzglyad-iznutri-perevod-o-aulova-primechaniya-perevodchika-videleni-sinim-cvetom.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-sostoyanii-i-rezultatah-deyatelnosti-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-za-2007-2008-uchebnij-god-stranica-4.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rezultati-edinogo-gosudarstvennogo-ekzamena-po-russkomu-yaziku-analiz-raboti-mou-gimnaziya-2-g-torzhka-za-2009-2010-uchebnij-god.html
  • school.bystrickaya.ru/46-samoregulirovanie-v-stroitelnoj-sfere-dostizheniya-problemi-tendencii.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/m-n-zagoskin-blagorodnij-teatr-stranica-5.html
  • reading.bystrickaya.ru/lekcij-ot-29-vii-po-ix-1916-izdano-v-dornahe-v-1964-g-ga-171-stranica-10.html
  • turn.bystrickaya.ru/otvetstvennost-organov-ispolnitelnoj-vlasti-v-sisteme-razdeleniya-vlastej-subektov-rossijskoj-federacii-12-00-02-konstitucionnoe-pravo-municipalnoe-pravo.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/principi-i-metodilogopedicheskogo-vozdejstviya-metodicheskie-razrabotki-obucheniya-anomalnih-detej-osnovnim-shkolnim.html
  • tasks.bystrickaya.ru/23-vibor-i-utverzhdenie-temi-diplomnoj-raboti-prikaz-rektora-ot-2011-g-metodicheskie-rekomendacii-po-podgotovke.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-1-chast-2.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rezyume-arhitektora-dizajnera-romana-malishenko.html
  • literature.bystrickaya.ru/doklad-federalnoj-sluzhbi-po-nadzoru-v-sfere-transporta-ob-osushestvlenii-gosudarstvennogo-kontrolya-nadzora-i-ob-effektivnosti-takogo-kontrolya-nadzora-za-2011-god-stranica-8.html
  • holiday.bystrickaya.ru/mnenie-ne-nalogovie-lgoti-a-obshestvennoe-soznanie-glavnij-faktor-blagotvoritelnosti.html
  • holiday.bystrickaya.ru/ob-utverzhdenii-perechnej-specificheskih-tovarov-rabot-uslug-stranica-3.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vvedenie-ot-arnold-eret-besslizistaya-dieta.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-9-vnimanie-tema-predmet-psihologii-zadachi-metodi-sovremennoj-psihologii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.