.RU

Глава восьмая - Брат за брата


^ Глава восьмая 1
Процедура получения визы прошла как по маслу. В заграничный паспорт Анюты тиснули заветный штамп. Только она уже не считала его заветным. Ей не хотелось лететь за океан.

— Ты умница, девочка, ты просто умница, — подбадривал ее Александр. — По статистике, визу США получает каждый четвертый. И ты вошла в это число. Умница...

— А может, мне не надо ехать в Америку? — уже в машине спросила Анюта.

— Что?! — У Александра глаза на лоб полезли.

— Не хочу я никуда ехать...

— Опять двадцать пять... Но мы же договаривались...

— Я и деньги тебе все верну...

Александр поджал губы, устремил взгляд куда-то в пустоту, забарабанил пальцами по баранке.

— Деньги? — наконец сказал он. — А ты знаешь, сколько денег на тебя ушло... Твое содержание плюс пирожные и торты, которые ты килограммами трескаешь...

— Но ведь ты сам настаивал... — всхлипнула Анюта.

Она кривила душой. Александр приносил ей каждый день торты, пирожные. И не особо настаивал на том, чтобы она съедала их. Эти соблазны сами лезли в рот. Анюта ела и не могла остановиться. И все толстела, толстела...

Она уже на пятом месяце, вот-вот шестой пойдет. Но при ее комплекции беременность не бросается в глаза. Именно этого и добивался Александр.

Ешь, подбадривал он ее. Ешь, пока можно, за океаном придется садиться на диету.

— А какая разница, настаивал я или нет? Главное, я из-за тебя на кучу бабок влетел...

— Я все отдам...

— Когда?

— Я заработаю... — хныкала Анюта.

— Ладно, разберемся...

Он неожиданно успокоился. И за всю дорогу не произнес ни звука. Только на Анюту посматривал и все вздыхал. Как будто пристыдить ее хотел.

А ей и было стыдно. Только ничего, она как-нибудь переживет это. Стыд, он ведь со временем пройдет. Зато ребеночек с ней останется. А деньги...

Все чаще Анюта склонялась к мысли, что она — полная дура. Надо было дождаться Данилу, бухнуться ему в ноги, покаяться перед ним. Он ведь хороший. Он все поймет. И, возможно, простит. Они поженятся, у них родится ребенок. И все будут думать, что этот малыш от него. Ведь они запросто могли согрешить до свадьбы.

Ох, дура она, дура...

Александр привез ее домой. В однокомнатную квартиру на восточной окраине столицы. С недавних пор они живут здесь вместе. Ей — кровать, ему — диван. Только за неделю он ночевал здесь всего пару раз.

Анюта села в обшарпанное кресло, включила старенький «Горизонт». Но телевизор смотреть не получалось. Мысли вились длинными нитями, спутывали сознание.

Александр куда-то ушел. Вернулся через пару часов.

— Вот счет, — он протянул ей листок бумаги. — С тебя две тысячи долларов. Плюс десять процентов ежемесячно...

— Как это — проценты? — не поняла Анюта.

— А вот так. Через месяц ты будешь мне должна две тысячи двести долларов. А через десять — все четыре тысячи. Поняла?..

— Но у меня нет таких денег... — с ужасом посмотрела на него Анюта.

— А это не мои проблемы, — холодно глянул на нее Александр.

Он ждал, что Анюта передумает. Пресс долга раздавит ее, и она согласится лететь в Америку.

Но Анюта не передумала. Она горько раскаивалась в том, что сомневалась в Даниле. Но уже была твердо уверена, что он не оставит ее в беде. Поможет выпутаться из этой грязной истории. Две тысячи долларов — деньги большие. Но Данила осилит эту сумму — она в этом почему-то даже не сомневалась.

— Я постараюсь вернуть деньги через месяц, — сказала Анюта. — Я могу собирать вещи?..

— Давай, только быстрей... Мне некогда... На вокзал тебя отвезти еще надо...

— Ты меня на вокзал отвезешь? — обрадовалась Анюта.

— Даже билет на поезд тебе куплю. Только в общий вагон, не обессудь...

— Да что ты, какая мне разница?

— И даже стоимость билета в счет твоего долга не включу... Только давай собирайся, да живей...

Анюта быстро собрала свои вещи. Упаковала их в дорожную сумку. И вместе с Александром спустилась вниз, к его машине.

Он выехал со двора, но остановился возле ближайшего ларька.

— Я сейчас, только сигарет куплю.

Саша резко открыл дверцу. И тут же послышался чей-то рев:

— А-а, козляра!..

Оказывается, какой-то парень проходил мимо его машины. Саша же нечаянно ударил его дверью.

— Слушай, брат, я же не хотел, — испуганно промямлил он.

— Да мне по фигу, козлевич, хотел ты или нет!..

Парень крепкий, плечистый. Майка-безрукавка на нем. Видно, как сильно накачаны его руки. Он схватил Сашу за грудки, прижал к машине.

Рядом с ним вырос еще один парень. Тоже такой же здоровяк.

— Короче, козляра, за физический ущерб с тебя три штуки баксов... — потребовал первый.

— Завтра не будет бабок, удавим тебя, козляра! — рыкнул второй.

Парни говорили громко. Анюта слышала каждое их слово.

— Ребята, у меня нет таких бабок... — умоляющими глазами смотрел на них Саша.

— Да?..

Один здоровяк глянул внутрь их машины.

— Ха! Зато у тебя баба есть!..

Анюта и опомниться не успела, как второй крепыш схватил ее за волосы и вытащил из машины.

— Девка с нами поедет... Не привезешь завтра бабки, на хор ее поставим...

Как это они на хор ее поставят, пронеслось в голове. Она что, петь им будет? Но при чем здесь хор?.. Она-то ведь одна. Зато их много. Может, они петь будут?..

Анюту впихнули в новенький джип — на таких бандиты только и ездят.

— Ребята! Ребята! — зарыдала она. — Отпустите меня. Отпустите! Мне домой надо...

— Домой ей надо, — хмыкнул крепыш.

— Ребята... — гоготнул второй. — В штанах у нас ребята... Хочешь познакомиться?

— Со всеми сразу познакомится, не вопрос, — захохотал еще один парень, третий.

Он сидел за рулем машины.

Джип тронулся с места и помчался по московским улицам.

— Ну пожалуйста, ну отпустите.... — ревела Анюта.

— Заткнись, сука! — рявкнул на нее парень.

В руке у него появился пистолет. И он больно ткнул ее стволом в подбородок. Смертельный холод парализовал ее, и она замолчала.

А машина продолжала ехать по городу. Наконец она остановилась возле какого-то высотного дома. Анюту вытащили из машины и повели в подъезд. Затем она поднималась на лифте. Волновалась так, что даже не запомнила, на каком этаже остановилась.

Ее завели в квартиру. Одна комната, вторая... Есть ли третья — этого Анюта не узнала. Ее втащили в маленькую комнату. Наручниками приковали к батарее.

— Пусть пока посидит, — глумливо усмехнулся крепыш.

— Может, прям счас начнем? — спросил второй.

— Да нет, давай сначала закиряем. Трубы горят, терпеть нет сил...

Парни ушли. Анюта осталась в комнате одна. И слышала, как с кухни доносились голоса, злой смех, звон посуды.

А ей уже было невмоготу сидеть на привязи. Остро хотелось в туалет.

Наконец в комнате снова появились парни. Наглые ухмылки, подлые взгляды, пьяные рожи.

— Я в туалет хочу. Пустите, ну, пожалуйста! — взмолилась Анюта.

— В туалет она хочет! — гнусно захохотал парень.

И подступил к ней. Начал расстегивать ширинку.

— Не надо, Череп, — остановил парня его дружок. — Еще успеешь...

— Пусть в сортир сходит. А потом нам всем станцует, — послышался третий голос. — Девка — пышечка. Люблю таких...

— А насовать ты ей всегда успеешь...

Анюту отвели в туалет. Она села на унитаз, а парень стоял в распахнутых настежь дверях, ухмылялся и самым натуральным образом издевался. Отпускал по ее адресу мерзкие словечки, от которых уши сворачивались в трубочку.

Но Анюта все же справила нужду. И после этого оказалась в большой комнате.

— Раздевайся, — сказал один парень.

— Зачем? — захныкала она.

— Танцевать будешь...

— Мне нельзя...

— Эт еще почему?

— Я беременная...

— Да?.. А я думал, это чисто пузо и жир... Толстушечка ты моя!.. Ну че стоишь? Давай оголяйся!

— Я не могу. Я беременная...

— Слушай, Череп, а давай у нее роды примем. Вломи ей кулаком по пузу...

Парень размахнулся, чтобы ударить Анюту по животу.

Внутри все сжалось, кровь в жилах вмиг замерзла.

— Не надо! — взвизгнула Анюта. — Я разденусь...

Она разделась догола. А затем под музыку и улюлюканье ублюдков, как могла, танцевала.

Шло время — Анюта устала. Но продолжала танцевать. Она прекрасно понимала, что ее ждет, когда она остановится. Эти уроды рода человеческого способны на любую мерзость...

Она уже валилась с ног, когда в дверь позвонили.

— Цемент, иди открой...

Один крепыш вышел из комнаты. И тут же влетел в нее снова. Именно влетел. Задом наперед. Его вмяли туда крепкие парни с бритыми затылками и квадратными лицами.

Анюта забилась в угол. На глазах у нее парни уложили на пол всех трех ублюдков. Лицом вниз. И тут в комнате появился Саша. Как ангел-спаситель.

Он подошел к ней, взял ее за руку, повел за собой. По пути забрал с кресла всю ее одежду. Она оделась в прихожей. И пошла за Сашей.

Они вместе спустились во двор, сели в его машину. Он завел двигатель и поехал.

— А они? — спросила Анюта.

— Кто они?

— Ну, те парни, которые меня спасли...

— Тебя я спас. А парни — они такие же бандиты, как и те ублюдки. Я их нанял...

— Как это нанял?

— У тебя, наверное, шок. Поэтому ты задаешь такие глупые вопросы... Я нанял этих ребят. За деньги. За пять тысяч долларов. Чтобы они спасли тебя...

— Правда?

— А ты что, еще не поняла, что тебе уже ничто не угрожает?.. Пока...

— Пока?

— А ты думаешь, те уроды успокоятся? Ни в коем случае.... Их жестоко изобьют, а потом отпустят. И они начнут охоту за нами...

— Что же нам делать?

— Как что? Убираться отсюда надо...

— Отвези меня на вокзал.

— Дура ты... Неужели не понимаешь, что они в два счета найдут тебя в твоей Осиновке.

— Куда же мне бежать?

— У тебя виза в Америку открыта. Не забывай...

— А как же билет?

— Вот. — Саша протянул ей конверт. — Здесь билет до Вашингтона... Вылет завтра... Думаю, до завтра нас не найдут...

— А как же ты?

— За меня не переживай — я как-нибудь выкручусь.

— А может, и я с тобой выкручусь?

— Ты мне только помехой будешь.

— Я понимаю...

— Вот и отлично, что ты все понимаешь. Итак, завтра вылет. В Вашингтоне тебя встретят...

Саша начал инструктировать Анюту. Она внимательно слушала его, старалась запомнить каждое его слово. Потому что она видела в Америке свое спасение. Где-где, а в этой стране ей не придется выплясывать в голом виде перед обнаглевшими бандитами...

Ей было невдомек, что Саша жестоко ее разыграл. Все, что с ней произошло, было чистой воды инсценировкой. Ее обманом отправляли в Америку, где, возможно, ее ждали куда большие неприятности...
2
— Спасибо большое. Спасибо...

— Ну, вообще-то спасибо в карман не положишь...

Данила намек понял. Только он не знал, сколько должен дать этому человеку. Не такую уж он сложную работу исполнил. Всего лишь узнал, не приобретался ли билет в США на имя гражданки России Анны Сливко. И ответ несложный. Да, приобретался.

Может, полста долларов достаточно. Данила достал одну купюру. Но мужчина покачал головой. И показал два пальца. Пришлось раскошеливаться на сотню долларов.

— Из какого аэропорта?

— Из Шереметьева-2, — бодро отрапортовал мужчина.

— На какое число?

И тут же он стал похож на надувной мячик, из которого вдруг начал выходить воздух.

— Она вылетает сегодня...

— Во сколько?

— Уже регистрацию прошла...

— Так какого ты хрена сопли жуешь? Сразу сказать не мог?..

Данила оттолкнул его в сторону. И бегом на улицу. Остановил первую попавшуюся машину.

— Шереметьево-2...

— Пятьдесят баксов...

Он согласился, не торгуясь.

— Только быстро...

— Быстро только кошки родятся... — буркнул водила.

Но тут же попал под выстрел его пронзительного взгляда. И осекся. Машина резко сорвалась с места.

До аэропорта добрались за час. Долго ехали, слишком долго: дорога каждая секунда. Данила метнулся в справочную. Назвал номер рейса.

— Поздно, молодой человек, самолет уже в пути...

— Спасибо, — процедил он сквозь зубы и отошел от окошка.

Вышел на воздух, достал сигарету, закурил. Настроение ни в звезду, ни в Красную армию.

Поздно он хватился, поздно. Надо было сразу в Москву ехать, сразу узнавать про билет. А он кучу времени ухлопал на поиски Анюты в Черноземске.

У них ведь тоже есть аэропорт. Новый, современный, оборудованный по последнему слову техники. Международного значения. Данила думал, что Анюта из него в Америку отправится. Поэтому пробивал ситуацию на месте. А потом до него дошло. Визу-то Анюта в Москве получать должна. Оттуда же она и в Америку отправится.

Только не зря говорят — хорошая мысля приходит опосля.

Все, Анюта вылетела в США, на заработки. Приданое, глупенькая, заработать хочет. Только не нужно ему никакое приданое. Она ему нужна, только она...

Догонять ее нет смысла. Да и возможности у него нет. Паспорт заграничный у него есть. Виза у него шенгенская. По всей Европе путешествовать можно. А вот в Америку нельзя. В США визу открыть не так-то просто.

И времени много займет...

Данила докурил, бросил сигарету в мусорный короб. И направился к автостоянке. Увидел молодого парня интеллигентной наружности. Симпатичный паренек, ухоженный, одет прилично. И машина у него. «Девятка». Один он. Может, до города подбросит?

— Пассажира не возьмешь? — спросил Данила.

Сам он — тоже не пальцем деланный. Профессиональный киллер должен производить на окружающих приятное впечатление. Данила всегда следил за своим внешним видом, у него манеры воспитанного человека, голливудская улыбка.

На разбойника с большой дороги он явно не похож. Поэтому не вызвал у парня никаких подозрений.

— Куда? — спросил он.

— На Курский вокзал...

Нечего Даниле в Москве делать. Домой пора возвращаться. Можно самолетом. Но он в курсе, в каком нынче состоянии авиапарк. Для внутренних рейсов не самолеты, а колымаги с крыльями используются. Того и гляди, крылья или хвост на ходу отвалятся. А на поезде хоть и долго, но безопасно.

Данила не то чтобы боялся летать, просто он привык просчитывать безопасные варианты. Еще в самолете пистолет не провезешь. А без оружия в его положении нельзя. Вдруг на него все еще продолжается охота?..

Но лучше бы он самолетом в столицу летел. Без оружия. Тогда бы Анюту точно перехватил. Но что случилось, то случилось. И хоть волком вой, ничего уже не изменишь.

— Пятьдесят баксов...

— Да, конечно...

Именно столько запросил с него частник, который вез его в аэропорт. Значит, это стандартная такса, решил Данила. И парень цену не загнул.

Парень сел за руль, Данила устроился на переднем сиденье. Ни тот ни другой не расположены были к разговорам. Поэтому первую половину пути никто не проронил ни слова.

А затем у парня запиликал сотовый телефон.

— Да, Александр, да, слушаю... Да, конечно, улетела... Все в полном порядке, никаких осечек...

Данила не любил слушать чужие разговоры. Но не закрывать же уши.

— ...Зачем? Я уже звонил, ее будут встречать... Хорошо, записывайте. Анна Сливко....

Знакомое имя. Но таких имен сотни, тысячи, десятки тысяч. А вот фамилия — тут уж никак не ошибешься. Анна Сливко. Этот парень говорил о его Анюте. Именно о ней...

— До свидания...

Парень спрятал телефон. И снова — все внимание на дорогу.

— Так, значит, тебя Александром зовут?

И Данила вроде бы смотрел на дорогу. Только все внимание сосредоточено на парне. Чтобы тот не застал его врасплох.

— Ну Александр, ну и что?.. Между прочим, нехорошо подслушивать чужие разговоры...

— Между прочим, нехорошо уводить чужих девушек...

— Не понял?..

— Анна Сливко. Ты про нее говорил?

— Допустим...

— А ты знаешь, что она моя девушка?

Парень дернулся — как будто змея его укусила. Но тут же в бок ему ткнулся ствол «глока».

Новенькая машинка, из личного арсенала Данилы. За свою не столь уж долгую киллерскую жизнь он сумел скопить пару-тройку стволов. Киллер без собственного арсенала — плохой киллер.

— Ты не думай, — ядовито улыбнулся Данила. — Рука у меня не дрогнет. Я киллер, я привык убивать...

В глазах у него лед, во взгляде сила. Парень понял, что Данила легко может пристрелить его. И стал бледным, как покойник. Губы задрожали, на лбу выступила испарина.

— Ты только не трясись, ладно? А то ведь в аварию можем попасть...

«Или на ментов нарваться...»

— Знаешь что, давай-ка вот сюда крути...

Александр побоялся ослушаться. И машина свернула с дороги, пошла по проселочной гравийке.

— Вот лесок, давай сюда...

«Девятка» остановилась в безлюдном месте. Живописная природа, птицы в вышине поют, кузнечики стрекочут. Идиллия. Только Александру не до этих красот. Лето, теплынь. Только ему холодно. Страх морозит.

— Я вижу, ты только с бабами герой, — усмехнулся Данила. — Зачем ты отправил Анюту в Америку?

— На заработки...

— Это я уже слышал. Не от тебя, правда. Но разницы нет... Что она там будет делать?

— На приданое зарабатывать...

— И это я уже слышал... Меня интересует, чем она конкретно будет заниматься?..

Александр напряженно задумался.

— Это... посуду в кафе мыть...

Слишком долго он соображал. А ведь если это правда, сразу бы выдал ответ.

— Я думал, мы поймем друг друга, — с сожалением вздохнул Данила.

Он сунул руку в карман. И вытащил оттуда цилиндрик глушителя. Со скорбным видом стал накручивать его на ствол.

— Думал, ты не будешь мне врать. Всю правду расскажешь. Я бы тогда тебя выслушал и отпустил на четыре стороны... Но ты не хочешь по-хорошему. Придется и мне с тобой по-плохому...

Александр дрожал, как осиновый лист. По щекам с бровей стекал холодный пот.

— Я с-скажу п-правду... — с трудом выдавил он из себя.

— Не верю, — покачал головой Данила.

И резко сунул ствол пистолета в рот парню. И тут же воздух испортил сильный запах. Вернее, вонь...

— Эй, ты что, обосрался? — презрительно скривился Данила.

Мог бы и не спрашивать. И без того ясно — от страха с парнишей случился детский грех. Пришлось распахнуть настежь двери.

— Н-не н-надо, н-не уб-бивай...

— Ладно, не буду, — вроде как смилостивился Данила. — Пока не буду... А там — как рулетка крутнется...

— Какая рулетка?

— Чекистская... Ты о такой не слыхал?

— Нет...

И Данила не слыхал. Потому как только что сам на ходу выдумал. Нет никакой чекистской рулетки. Зато правила есть. Жестокие, как сама Чрезвычайная комиссия давней поры.

— В обойме пятнадцать патронов, — объяснил Данила. — И у меня к тебе столько же вопросов. На каждый вопрос я должен получить правдивый ответ. За каждый ложный ответ — выстрел в голову...

— Так одного выстрела хватит...

— Светлая голова. И пока еще не дырявая... В общем, врать я тебе не советую.

— Не буду...

— Итак, зачем Анюту отправили в Америку?

— Рожать...

— Ответ не засчитан. Но я добрый, поэтому даю тебе три секунды на молитву. Раз, два...

— Я не вру!.. Анюта беременна. Пять месяцев сроку.

Как обухом Данилу хватили. Он смотрел на Александра очумелыми глазами. Теперь у него самого на лбу выступила испарина.

— Ты этого не знал... — Александр не спрашивал — он утверждал.

— Откуда у нее ребенок?.. От тебя?..

— Нет-нет, что ты... — Парня аж в жар бросило.

— Откуда?.. Только не врать. Почую ложь — заработаешь пулю.

Данила попытался взять себя в руки. И это у него получилось. Александр, похоже, понял. Во всяком случае, Данила мог рассчитывать на правдивые ответы.

— У нее парень был. В Осиновке. Вроде как молодой специалист по распределению из института. Любовь у них была. По крайней мере, она так говорила...

— Если говорила, значит, была любовь...

Если девушка отдается парню по любви, значит, она не шлюха. А Даниле вовсе не хотелось, чтобы этот хлыщ думал о ней как о падшей женщине. А как он сам будет думать об Анюте, это его личное дело...

— Дальше...

— Агроном Анюту уже бросил, в город подался... Она в трансе. А тут ты. Ты же Данила?

— Именно...

— Вот и познакомились... В общем, Анюта замуж за тебя собралась. Но ребенок-то помеха. Не возьмешь ты ее замуж брюхатую... Не возьмешь ведь?

— Это мое дело... Дальше...

— Дальше Анюта в город подалась. Аборт хотела сделать...

— А ты тут как тут...

— Мне врач наводку на нее дал. Ну я и подсуетился. Уговорил ее не делать аборт. А если ей не нужен ребенок, она может его отдать на усыновление. Лучше всего в Америке. Тогда точно в будущем у ее ребенка не будет никаких проблем...

— И она согласилась?

— Само собой. Уже в пути...

— Пять месяцев срок. Значит, месяца через четыре рожать...

— Получается так...

— Где она будет жить?

— Сначала Вашингтон, затем штат Луизиана, город Батон-Руж.

— Где она будет жить?

— Не знаю... Честно не знаю... Ее в Штатах должны встретить.

— Кто?

— Не знаю... Мое дело — в Америку ее отправить. А там ее другие встретят...

— А кому ты по телефону про нее говорил?

— Да так просто, другу.

— Молись!

Данила с силой надавил пистолетом на нос. Александр застонал. Но не столько от боли, сколько от ожидания выстрела.

— Это был мой шеф...

— Номер шефа?

— Зачем тебе это?

Данила и сам не знал толком, зачем ему это надо. Он еще не разобрался в своих чувствах. Может, он отречется от Анюты. Зачем ему женщина, которая ждет ребенка от другого?..

— Надо...

Но и отпустить этого недоноска просто так он не мог.

— Телефонный номер... Раз, два...

Александр назвал номер. Данила моментально запомнил набор из шести цифр. У него отличная память. Она его редко когда подводила. Хотя лучше всего номерок записать на бумагу. Мало ли что может быть. Но это после...

— Это не московский номер...

— А при чем здесь Москва? Я сам из Черноземска. И шеф мой из Черноземска...

— Сейчас ты наберешь этот номер. И выйдешь на своего шефа. И передашь трубку мне. А я послушаю: может, это не тот номер. Сам знаешь, что с тобой будет, если наврал...

У Александра побелели губы.

— Я ошибся, — пролепетал он. — Это был не тот телефон...

На этот раз он выдал точный номер. Данила в этом не сомневался. Данила стер с памяти старый и занес туда новый.

А «чекистская рулетка» продолжала крутиться.

— Фамилия, имя, отчество шефа?

Александр дал ответ. И на этот раз он не соврал. Данила всегда отличался тонким чутьем на ложь.

— Я так понял, у вас своя фирма...

— Что-то вроде того...

— Находите беременных женщина, отправляете их в Америку, там продаете детей... И сколько стоит ребенок?

— Пятьдесят тысяч долларов — мальчик, сорок — девочка...

— Неплохо... Для вас неплохо... А вот для Анюты плохо. Вдруг она не захочет отдавать вам своего ребенка...

— Она хочет...

Данила уловил едва заметную фальшь.

— Врешь!..

— Ну вообще-то в последнее время у нее появились сомнения.

— Но ты эти сомнения рассеял...

— Мы рассеяли... Мы подняли цену. И обещали Анюте тридцать тысяч долларов...

— Снова врешь.

— В общем, мы ее убедили.

— Как?

Александр раскололся как орех. И рассказал, как он и его сообщники разыграли Анюту.

— Ловкачи... А знаешь, я ведь тоже тебя разыграл. Не будешь ты жить. Даже если не наврал мне... Такие подонки не должны жить...

А сам он кто? Киллер, убийца. Может ли он со своей колокольни

судить Александра? Пожалуй, нет. У самого бревно в глазу...

— Но мы же договорились, — застонал парень.

— Шутка... Будешь жить... Я тебя отпущу. Прямо сейчас... Только сначала координаты свои оставь...

Данила узнал всю подноготную Александра. Затем, чтобы убедиться в его честности, заглянул в паспорт.

— Не врешь, паскуда... В общем, мой тебе совет. О нашей с тобой встрече никому ни звука. Сообщишь шефу — считай, покойник. И тебя грохну, и твоего шефа. Это не шутка. Это предупреждение... И учти, если вдруг Анюта не вернется домой, я тебя, гада, из-под земли достану...

— Она вернется, вернется, — закивал Александр. — Она вернется... Только...

— Что — только?

— Только без денег...

— Ей что, не заплатят?

— Только за обратный билет до Черноземска... Но я могу сказать шефу. Тогда ей в порядке исключения...

— Я же сказал: не надо ставить в известность шефа. Не дай бог, псы твоего шефа на хвост мне сядут. Я ведь и тебя, и всю твою шарашкину контору вдребезги разнесу...

А пока Данила вдребезги разнес мобильный телефон Александра. Его самого оставил в лесу. А сам уехал на его машине. Добрался на ней до шоссе. Оставил на обочине. А сам поймал частника — и на вокзал.

Пора возвращаться домой...

Он был в Москве, чтобы найти Анюту. Но нашел только правду. Правду, которую она пыталась от него скрыть.

Данила винил ее в том, что она нагуляла ребенка. Но вправе ли он винить ее? Ведь она гуляла не от него. Она забеременела от парня, которого любила. О Даниле она тогда не думала. Потому что она еще не была его невестой...

Тогда она не была его невестой. А сейчас?.. Данила пока не мог ответить на этот вопрос...

* * *

Виталий Евгеньевич Пахомов сидел за столом в своем кабинете и тоскливо смотрел в окно.

Лето уже на дворе. Тепло. Солнышко светит, на небе ни облачка. Только у него на душе тучи. Хмурые, грозовые тучи. Сплошная невезуха прет.

Весной с «блатарями» залетными схлестнулся. Они ему крупную партию антиквариата подогнали. Да такую цену заломили, что у него глаза на лоб полезли. По такой цене товар в Америке только продавать. А до Штатов ведь еще добраться нужно. Контрабанду через таможню прогнать, на коллекционеров выйти, загнать товар по выгодной цене в обход всех законов. В общем, проблем хоть отбавляй. И накладных расходов вагон плюс тележка. Если бы он взял товар у блатных по этой цене и по той же загнал за океан, кроме убытков, ничего бы не получил. А в бизнесе Пахом толк знал. Еще с советских времен плотно на валюту и фарцу завязался.

Он отказался от предложения. Блатные оскорбились, козлом его обозвали. Мало того — намекнули, что могут ментам информацию на него слить. Так, мол, и так, есть в Черноземске один барыга... Не выдержала душа поэта. Пиф-паф — и сгинули навеки воры. А с ними три свидетеля — лес рубят, щепки летят.

Большой Папа за это Пахома по головке не погладил. Но куска хлеба не лишил. Оставил на своем месте. Только с мокрухой велел не перебарщивать.

А тут как раз у Пахома появилась возможность убрать капитана, который свидетелем по делу проходил. Повесткой из прокуратуры его из Чечни выдернул. Только до Черноземска вояка доехать не должен был. Целую операцию разработали. Да только ушел вояка. И после себя два трупа оставил.

В самом Черноземске на жертву капкан поставили. Прикормленный «следак» устроил его в гостиницу. А там бы ему на ужин чай с курарином подать. Как следствие — паралич мускулатуры. Мышцы провисают тряпками, человек не может дышать, сердце не может биться. Конечный результат — смерть, наступившая от слабости сердечной мышцы. Бедный, бедный капитан. Тяготы и лишения воинской службы подточили внешне могучий организм. В боях за Чечню сердце износилось до предела. Курарин разлагается, и ни одна судебно-медицинская экспертиза не нашла бы в организме вояки следов отравления. Не нашла бы. Бы...

Снова ушел от смерти вояка. Не полез он в расставленный капкан. И «топтуна» заметил, который ему на хвост сел. «Топтуну» велели убрать капитана старым как мир способом — выстрелом из пистолета. Но вояка его перехитрил. Самого пацана в оборот взял.

«Топтуна» пришлось убрать. Жаль только, взрыв самого капитана не достал. Исчез вояка. И где он сейчас — никто не знает. Одно известно. В городе он где-то. Затих, затаился...

Все бы ничего, но к делу сам Большой Папа подключился. И сегодня Пахома к себе на ковер Босс вызывает, правая рука Большого Папы. Через час уже выезжать. На выволочку.

Оттого на душе так тоскливо.

— Виталий Евгеньевич, к вам Пржевальский... — сообщили из приемной.

Номинально Пахом — начальник службы безопасности совместной российско-американской фирмы. А фактически он — директор этой фирмы. Действующий гендиректор всего лишь подставное лицо. Марионетка. На нем чисто легальные дела. А весь криминал замыкается на Пахома. Криминала же в деятельности фирмы хоть отбавляй. Вернее, криминал — это базис, на котором держится фирма.

У Пахома в ведомстве два структурных направления. И оба завязаны на экспорт в США. Первое — переправка за рубеж беременных женщин. Второе — контрабанда антиквариата. И на том и на другом делаются немалые деньги. У него есть свои люди и здесь, в России, и там, за океаном. Формально все проходят по графе сотрудников совместной российско-американской фирмы. На экспорт идет живой товар и антикварная контрабанда. На импорт — на вполне законных основаниях — компьютерные программы.

У Пахома свой кабинет в роскошном офисе, своя приемная. Только там не секретарша сидит. А секретарь. Молодой парень, выпускник МГУ и мастер спорта по боксу в полутяжелом весе. Толковый малый. И в роли телохранителя, если надо, выступит. За это ему платят по двойному тарифу.

— Пржевальский?.. Пусть заходит...

Семен Пржевальский. Человек, возглавляющий целое структурное подразделение фирмы. Занимается молодыми мамашами, которые желают избавиться от ребенка. Механизм отбора, просеивания, доставки за рубеж, сбыта настроен с нулевой погрешностью. Никаких сбоев. Только за последние три года за кордон было переправлено почти полтысячи мамаш. Все они вернулись обратно. С пустыми животами и без денег. Зато живые.

Не так давно совершенно случайно Пахом узнал, что на Босса замыкается еще один вид бизнеса. Все та же переправка беременных женщин за рубеж. Их оплодотворяют в специальном центре. По специальной методике. Товар высшего качества. В Штатах он проходит по верхнему тарифу.

Мамаш также вывозят в Америку. Только обратно они не возвращаются. Их режут на части в специальной клинике в Штатах. Органы трансплантируют американским богатеям. Органы молодые, здоровые, стоят больших денег...

Дело очень выгодное. Но и высокая степень риска. Это здесь можно подмять под себя всю ментовку. А в Штатах полицию и ФБР не купишь. Если они зацепятся за трансплантационную клинику, через Интерпол до самого Черноземска дотянутся. А там РУБОП столичный когти свои выпустит. Всех повяжут. Кроме Босса и Большого Папы. Уж они-то наверняка знают, как резко обрубить все концы. Они все знают, не зря же таких высот достигли...

В кабинет к Пахому зашел высокий мужчина с лошадиным лицом и свинячьими глазками. Изумительное сочетание. И фамилия соответствующая. Пржевальский. Лошадиное лицо. Лошадиная фамилия.

Мужчины пожали друг другу руки. Пахом показал гостю на кресло перед собой. И на полную мощность врубил генератор электромагнитных помех. В его кабинете мог оказаться вражий «клоп». Если так, то задавить его надо. Судя по всему, разговор намечался серьезный.

— Вчера на меня мой агент вышел, — с трагическим видом сообщил Пржевальский. — В общем, неприятность у нас...

— А конкретно?

— Анна Сливко. Вчера утром вылетела в Америку. Ее уже встретили, отправили по назначению. В Штатах с ней никаких проблем. Проблема здесь. Жених ее вдруг объявился. Вышел на моего агента. И выбил из него всю информацию о себе, о нашей фирме, обо мне лично...

— Это он сам тебе все рассказал? Твой агент?..

— Да, конечно.

— Мне нравится, как у тебя поставлено дело. Агент сдал тебя, а потом тебе же и рассказал...

— Он прекрасно знает, что от меня нельзя ничего скрывать.

— Да, работать с людьми ты умеешь. Этого у тебя не отнять... Кто такая Анна Сливко?

— Как обычно. Деревенская девушка, по своей воле решившая отказаться от ребенка.

— Кто ее жених?

— Парень из той же деревни.

— Какая-то деревенщина вышла на твоего агента, вытрясла из него информацию... А вот это мне как раз не нравится.

— Дело в том, что я уже пробил вопрос. Установил личность парня...

— И что?

— Парень не простой. Зовут его Данила. Фамилия Борзов...

— Стоп! Что-то знакомое...

— Да-да, это тот самый профи, за которым охотился Слава Полунин. Ныне покойный. Предположительно, по вине того же Данилы. Этот парень — очень опасный... Он в одиночку вышел на своего шефа Круглого. На тот свет его отправил. А потом такую же путевку оформил трем бойцам Полунина. И до него самого затем дотянулся. Классически в расход пустил. В собственном кабинете Славу взорвал...

— Да, да, я помню. Слава у меня тогда еще людей просил. Чтобы недоноска этого взять. Но тот его вокруг пальца обвел... Теперь, значит, он и нас может в прицел взять...

— Не исключено.

— Надо что-то делать...

— Само собой. Поэтому я здесь.

— Без меня не обойтись?

— Дело слишком серьезное.

— Вот именно. Поэтому я Босса в известность поставлю...

Все равно Пахома вызывали «на ковер», все равно его ждала взбучка. Одна беда, вторая... Теперь вот седьмая. А семь бед — один ответ...

После разговора с Пржевальским Пахом выехал к Боссу.

Босс. Правая рука Большого Папы. А может, и левая. А может, еще какая третья, даже четвертая. Большой Папа — большая величина. Никто не знает, насколько сильна мафия, которую он держит, как много щупальцев у этого спрута, как далеко они тянутся...

Да что там. Положа руку на сердце, Пахом даже не знал, кто такой этот Большой Папа. Связь с ним он держит через Босса. Через него Большой Папа излагает Пахому свою волю.

Босс принял Пахома в своем собственном ресторане. Не в трапезном, а рабочем кабинете. Как и предполагал Пахом, Босс не предложил ему сесть. Пришлось стоять на ковре. В давние времена Босс был первым секретарем горкома ВЛКСМ. До сих пор в нем угадывался партийный работник достаточно высокого ранга. Холеный, вальяжный, высокопарный, квадратно-протокольные обороты речи. Только идеалы у него сейчас совершенно иные, чем прежде.

— Ну что скажете мне, уважаемый Виталий Евгеньевич? — хмурил брови Босс.

Монументальная поза, идейно выдержанный гнев. Такое впечатление, как будто он сам собой любуется.

— Ищем капитана, ищем...

— Плохо ищете... Раз уж вы связались с этим военным, то должны довести дело до конца... Прежде всего, вы должна уяснить себе, насколько опасен для вас капитан Северцев. Здесь, в Черноземске, ситуация под контролем. Но ведь Северцев может оказаться в столице. Было бы крайне нежелательно, если бы к вашему делу подключились правоохранительные структуры федерального ранга...

— Да я все понимаю, — оправдывался Пахом. — Поэтому задействовал все свои силы...

— И никаких результатов.

— Пока никаких...

— Значит, мало у вас сил.

— Значит, мало...

— Я думаю, вы нуждаетесь в поддержке.

— Не плохо бы...

— Что ж, придется мне лично подключиться к делу.

Если к делу подключится сам Босс, то капитану — хана. Он задействует все свои силы. А это — бойцы подчиненных ему структур. И вся милиция. Вояку из-под земли вытащат...

— Тогда хорошо бы сразу двух зайцев одним махом убить...

— Что, еще проблемы?

— Проблема...

Пахом рассказал о конфликтной ситуации с неким Данилой Борзовым.

Босс стал мрачнее тучи. Пахому показалось, что он сейчас испепелит его взглядом.

— Данила Борзов?.. Тот самый?..

Естественно, Босс не мог не знать, кто отправил на тот свет Круглого и Полунина.

— Надо было сразу добить этого щенка... Ладно, займемся им вплотную... Но вы, господин Пахомов, не думайте, что я слагаю с вас ответственность за разрешение конфликтных ситуаций.

— А я и не думаю...

Все правильно: на Босса надейся, а сам не плошай. Пахом отдавал себе отчет в том, что не должен сидеть сложа руки. Если он не проявит себя в деле, его могут списать в расход за профнепригодность. Поэтому он должен носом землю рыть, но найти и капитана Северцева, и киллера Борзова...

От Босса Пахом уходил в расстроенных чувствах. Но настроение у него поднялось еще в пути к офису. На связь вышел Пржевальский.

— Пробили мы Данилу-киллера...

— Уже взяли?

— Пока нет. Но он будет наш, это точно... Только мне нужны подготовленные люди...

— Сколько?

— Чем больше, тем лучше...

* * *

Из Москвы Данила выехал утром. В пути провел весь день. Сейчас поезд уже шел по Черноземску. Скоро вокзал...

Данила и его соседи по купе были уже в сборе. Белье сдали проводнику, матрацы забросили на верхние полки. Сами сидели на нижних, при всех вещах. У Данилы все вещи в небольшой спортивной сумке. Там же и пистолет. Без него никуда...

Он глянул в окно. По дороге шел навороченный джип черного цвета. Ничего необычного. Только почему-то он идет на одной скорости с поездом, держится аккурат напротив его вагона. Даже сраному «запордану» дал себя обогнать.

Что-то тут не так...

Данила встал, вышел из купе. Встал возле окна в коридоре. И с этой стороны вдоль железнодорожного полотна дорога. И по ней также идет джип. Чуть ли не впритык к его вагону. Данила разглядел лицо водителя. Тот смотрел на дорогу. А вот парень с квадратной репой смотрел с заднего сиденья в окно. Данила даже взглядом с ним встретился.

Парень дернулся. И показал на него пальцем. Появилась еще одна ряха. Данила сделал вид, что ничего не заметил. И с видимым равнодушием продолжал смотреть в окно. А затем со спокойным видом вернулся в купе.

Только внутреннего спокойствия он лишился. Еще бы. Он понял, что оба джипа ведут поезд, вагон, его самого. Парни в машинах не абы кто, а бойцы, которым поручено ликвидировать Данилу. Или задержать с доставкой некоему господину Пржевальскому.

Зря он надеялся на Александра. Ни к чему этому типу было сообщать своему шефу об инциденте с Данилой. Если его возьмут, он может рассказать, как Александр сдал ему всех и вся. Тогда тому не поздоровится.

Но, видимо, этот недоделок пересилил страх перед разоблачением. И сдал Данилу. Господин Пржевальский влез в железнодорожный компьютер, узнал, каким поездом и когда Данила Борзов возвращается в Черноземск. И, естественно, расставил силки. Два джипа сопровождения, в них минимум восемь бойцов. И на вокзале наверняка его ждут. С оркестром из пистолетов и автоматов...

Данила взял сумку, вышел из купе. Снова глянул в окно. И увидел, как дорога делает крюк, а затем упирается в железнодорожный переезд. Джип подъехал к закрытому шлагбауму и остановился.

Какое-то время поезд будут сопровождать только с одной стороны. И вряд ли кто сможет проконтролировать, что творится на другой. Поезд шел по городу. Скорость максимум сорок километров в час. Как раз то, что нужно.

Данила вышел в тамбур, вытащил из сумки пистолет, загнал патрон в патронник, снова сунул его в сумку. Затем открыл боковую дверь. В лицо ударила струя воздушного потока. По сравнению с пулей — сущий пустяк.

Вдоль полотна — зеленый газон, за ним снова началась дорога. Джипа на ней не видно. Данила вобрал в легкие побольше воздуха — как будто в воду собирался нырять. И прыгнул. Крепко сжимая сумку. Прямо на зеленый газон.

Трава только с виду казалась мягкой. Впрочем, Данила с самого начала не питал иллюзий. И прыгнул так, как если бы прыгал на голый асфальт. Спружинил на ногах, тут же смягчающий кувырок на бок, правильно подставленная рука. И все же в падении он сильно ударился головой, чуть не свернул себе шею. Но чуть-чуть не считается. Он смог подняться на ноги и продолжить путь. Но сначала расстегнул замок на сумке — чтобы в любой момент можно было выхватить ствол.

Он выскочил на дорогу. Две полосы движения в одну сторону, две — в другую. Незначительный поток машин. Вот и все препятствие. А за дорогой начинался городской парк. Он запросто мог в нем затеряться.

Но вдруг появился тот самый джип. Машина мчалась прямо на него. Данила видел, как загорелись глаза у водителя. Крепыш на переднем правом сиденье передергивал затвор пистолета-пулемета. Здрасьте-приехали!..

До предполагаемого столкновения — всего ничего. Секунды две-три, не больше. Можно отскочить в сторону. Но в этом нет никакого смысла. Машина тут же остановится, из нее выскочат парни с мощными стволами. И все, песенка Данилы спета...

Рука сама выхватила из сумки «глок». Мгновение — и ствол направлен на водителя. Выстрел, два, три...

Данила едва успел отскочить в сторону. Машина пронеслась мимо на полной скорости. Затем резко вильнула влево, перескочила через бордюр. И врезалась в фонарный столб. Метрах в десяти от него.

У водителя нарушена целостность черепной коробки — бедняга навсегда выбыл из строя. Но в машине еще три бойца. И вряд ли авария закончилась для них летальным исходом. Но у Данилы есть запас времени — три-четыре секунды, пока пассажиры джипа оправятся от неожиданности. Если они уже не оправились.

К машине Данила направился широким шагом. В руке пистолет, палец на спусковом крючке.

Первым из машины выскочил боевик с заднего сиденья. Головой трясет, глазами вращает — видно, хорошо приложился к чему-то башкой. Но в руках у него пистолет-пулемет. Еще мгновение — и он выстрелит навскидку. Но Данила опередил его. Бах, бах! Обе пули точно вошли в сердце. Повезло братку. Смерть мгновенная...

Второй боец ударил прямо из машины. С заднего сиденья через заднее стекло — как пулеметчик с тачанки времен Гражданской войны. Только стреляла эта «Анка-пулеметчица» не ахти. Или стрелок аховый, или контузило его не слабо — пространственную ориентацию потерял, но все пули ушли куда-то вверх. Зато Данила не промазал. Еще два выстрела. И на одного противника меньше.

Остался четвертый, последний. Но этому досталось больше всех. При ударе он наполовину вывалился из машины через разбитое лобовое стекло. Ноги в машине, туловище на капоте. Башка вся в крови. Не боец...

Данила не стал тратить на него патроны. И опрометью бросился через дорогу в парк.

Он перебежал через шоссе, легко перелетел через высокий бордюр, уже бежал по мягкой траве придорожного газона. И тут откуда-то сбоку до него донесся шум удара. Он обернулся через плечо. И увидел еще один джип. Как будто по воздуху он перенесся через железнодорожное полотно.

А может, это третий джип. Страховочный. Скорее всего так. Потому что летать эта машина не могла. Именно поэтому высокий бордюр вдоль дороги стал для нее непреодолимым препятствием. Видимо, боевики в джипе хотели съехать с дороги и на колесах дальше преследовать Данилу. Но машина безнадежно сломалась. У нее серьезно повредилось колесо.

Но с парнями в машине все в порядке. Убегая, Данила видел, как из нее выскочил один. С пистолетом-пулеметом на изготовку.

Данила упал. И вовремя. Пули просвистели у него над головой. Он резко перевернулся на живот. И с минимальным интервалом разрядил всю обойму. Попасть он, похоже, ни в кого не попал. Зато заставил парней кого залечь, кого укрыться за машиной.

Времени перезарядить пистолет не было. Запасная обойма где-то в сумке. Сразу не достанешь. И граната «РГД-5» там же. Запал отдельно. Тоже быстро к бою не подготовишь. А противник сейчас оправится от растерянности. И смешает Данилу с землей.

В полуметре от себя Данила увидел камень. Самый обыкновенный голыш размером с гусиное яйцо. Рука его сама схватила этот камень. По подсказке инстинкта самосохранения.

Данила швырнул камень в машину. Боевики, уже поднявшие головы, снова залегли. Решили, что в них кинули гранату.

А Данила тем временем — ноги в руки — и дальше в парк. Только пятки за деревьями сверкали.

Парни — за ним в погоню. Никаких тормозов. На ходу поливали из пистолетов-пулеметов. Хорошо, деревья служили защитой. Поглощали пули. Не все, но некоторые.

На ходу Данила умудрился достать из сумки обойму. Спрятался за дерево. Увидел камень. Еще раз швырнул в боевиков. Те залегли. Снова приняли голыш за гранату. И снова Данила выиграл время. Успел перезарядить пистолет. И начал стрелять. Снова заставил противника залечь. Парни укрылись за деревьями.

Данила лихорадочно шарил рукой в сумке. Так, граната есть. Вот и запал. Со всех сторон вокруг него зароились пули. Только высунь голову из-за толстого древесного ствола — вмиг дырка в черепе образуется.

Но Данила высунул голову. И выстрелил несколько раз наугад. Снова прижал парней к деревьям. И за три-четыре секунды вкрутил запал в корпус гранаты.

А парни уже вышли из-за своих укрытий. И приближались к нему. Данила швырнул в них гранату. Но никто не залег.

В прошлый и позапрошлый разы они приняли за гранату камень. Сейчас же наоборот. Боевую гранату приняли за камень. А зря...

Одному осколком выбило глаз, второго ранило в живот. Третий и четвертый уцелели. Но их все же слегка контузило. К тому же — определенная степень растерянности. Данила высунулся из-за дерева. И двумя меткими выстрелами выписал им путевку на тот свет.

Вот и все. Пора уходить. Он покинул свое укрытие — и бегом в парк.

Но не успел он сделать и десятка шагов, как сзади прогрохотала автоматная очередь. Кажется, кого-то не добил...

Пули просвистели у него над головой. А одна вошла под правую лопатку...

Жгучая боль, страшное головокружение, опустошительное бессилье. Но Данила не сдавался. Он терял и кровь, и силы. Но продолжал бежать...

Впереди показались пруды. Люди на лодках. Музыка где-то играла. А сбоку от Данилы, в шаге, по ходу движения, ручей в бетонном русле. Он нес свои мутные воды в пруд.

Данила споткнулся. И упал. В падении пистолет выскочил из его руки и шлепнулся в ручей. Данила этого и не заметил. Потому что не мог уже ничего замечать. Его сознание стремительно неслось в бездонную пропасть небытия...

glava-10-aleksej-kalugin-dom-na-bolote-glava-1.html
glava-10-antonov-temnie-tunneli.html
glava-10-aspid-igra-v-poddavki-s-t-a-l-k-e-r-40.html
glava-10-balansovoe-obobshenie-vaskin-f-i-svobodina-m-v-v19-teoriya-buhgalterskogo-ucheta.html
glava-10-bred-stajger.html
glava-10-chashechka-kofe-dlya-bodrosti-i-glavnoe-dzhina-ulibnis-hot-razok-sofya-leonidovnaprokofeva-ostrov-kapitanov.html
  • knigi.bystrickaya.ru/soputstvuyushie-psihicheskie-rasstrojstva-i-simptomi-uchebnoe-posobie-po-kursam-detskoj-i-podrostkovoj-patopsihologii.html
  • university.bystrickaya.ru/federalnaya-programma-knigoizdaniya-rossii-recenzenti-kand-psihol-nauk-s-a-isajchev-doktor-biol-nauk-i-i-poletaeva-ravich-sherbo-i-v-i-dr-r12-stranica-28.html
  • letter.bystrickaya.ru/neobhodimie-resursi-dlya-obrazovaniya-obem-kreditov-programmi-sostavlyaet-129-kreditov-6-kreditov-praktika-8.html
  • shkola.bystrickaya.ru/struktura-tehnologicheskih-processov-v-poligraficheskom-proizvodstve.html
  • assessments.bystrickaya.ru/devyataya-lekciya-desyat-lekcij-prochitannih-v-dornahe-s-10-po-25-oktyabrya-1915-goda-perevyol-s-nemeckogo-solomon-shnitcer.html
  • composition.bystrickaya.ru/operatori-cikla-o-b-sadovskaya-rekomendovano-k-izdaniyu-nauchno-metodicheskim-sovetom-matematicheskogo-fakulteta.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-2-problemnoe-obuchenie-i-n-kuznecov-nastolnaya-kniga-praktikuyushego-pedagoga.html
  • desk.bystrickaya.ru/podarki-v-maslenichnuyu-nedelyu-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sekciya-12-rol-gosudarstva-v-resursnom-obespechenii-razvitiya-innovacionnoj-ekonomiki.html
  • college.bystrickaya.ru/23investicionnie-aspekti-sotrudnichestva-mezhdunarodnie-organizacii-i-programmi-v-oblasti-razvitiya-ikt-2002.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-7-ukazaniya-po-takticheskoj-podgotovke-nachalstvuyushego-sostava-pozharnoj-ohrani.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/literatura-kimmerling-b.html
  • letter.bystrickaya.ru/o-vklade-oao-kb-mihajlovskij-promzhilstrojbank-v-ekonomiku-regiona-kak-izvestno-kazhdaya-nauchnaya-konferenciya-yavlyaetsya.html
  • writing.bystrickaya.ru/10-organizaciya-pitaniya-uchebnij-plan-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-10-kadrovoe-obespechenie-obrazovatelnogo-processa-24.html
  • institut.bystrickaya.ru/temi-zanyatij-po-specialnosti-holodilnie-mashini-i-ustanovki.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-d-shadrikov-mentalnoe-razvitie-cheloveka-stranica-10.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-chetvertaya-psihologicheskaya-harakteristika-etnicheskih-obshnostej-krisko-v-g-k85-etnicheskaya-psihologiya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/9-psihologo-pedagogicheskoe-obespechenie-obrazovatelnogo-processa-aktualnost-programmi-ekskurs-v-istoriyu.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kniga-dostupna-shkolniku-i-polezna-specialistu-stranica-10.html
  • shkola.bystrickaya.ru/po-denezhnomu-dovolstviyu-voennosluzhashih.html
  • abstract.bystrickaya.ru/-pri-raskritii-dannih-voprosov-sleduet-ispolzovat-kraevedcheskij-material-samarskaya-oblast.html
  • university.bystrickaya.ru/fizika-processa-modulyacii-evolyuciya-skorostej-modemi.html
  • lesson.bystrickaya.ru/the-significance-of-edgar-allan-poe.html
  • holiday.bystrickaya.ru/myaso-chast-5.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ekonomicheskie-zadachi-tamozhennogo-dela-chast-2.html
  • school.bystrickaya.ru/a-volkanov-domashnij-konditer-chast-19.html
  • essay.bystrickaya.ru/centralnogo-rajona-sravnitelnij-analiz-obrazovatelnih-programm-pavlovskogo-i-mariinskogo-institutov.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/astrahanskie-uchitelya-blagodaryat-energetikov-oao-mrsk-yuga-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html
  • essay.bystrickaya.ru/elektronnij-drug-kratkij-matematicheskij.html
  • institut.bystrickaya.ru/testi-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-po-disciplinam-osnovi-prava.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-ritorike-na-2011-2012-uchebnij-god.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/visshij-arbitrazhnij-sud.html
  • essay.bystrickaya.ru/epidemiologiya-ukazatel-literaturi-po-medicine-3-kv-2007-g-administraciya-alt-kraya-kom-po-zdravoohraneniyu.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pamyat-ob-etoj-lekcii-na-kotoroj-genij-govoril-o-genii-293-izdatelstvo-molodaya-gvardiya-1974-g.html
  • books.bystrickaya.ru/cel-programmi-razvitiya-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.