.RU

Глава восьмая - Сергей Сухинов - Рыцари Света и Тьмы без картинок


Глава восьмая

^ ЧЕРНОЕ ПЛАМЯ


А теперь, мои дорогие читатели, вернемся в Подземную страну, на остров Горн. После того как Аларм, спасаясь от преследования каббаров, спрыгнул с Лестницы и уплыл на могучем Ките в Южное море, в логове Пакира произошло не­мало перемен.

Бунт рабов-рудокопов, строивших Лестницу, был жестоко подавлен. По приказу Карряги солдаты-каббары арестовали старого Олдара и Куртиса и бросили их в дворцовую тюрьму. Разгневанный маршал Хорал решил устроить показательную казнь бунтарей. Но сначала он хотел подвергнуть их мучи­тельным пыткам.

К счастью, Варгаш и многие другие заговорщики остались вне подозрения. И они продолжали тайно готовить восстание рабов, к которому должны были присоединиться и многие солдаты-люди.

Пакир был страшно раздосадован тем, что его флот потер­пел сокрушительное поражение в битве с Китом. Многих мо­ряков, чудом спасшихся после морского побоища, сурово наказали плетьми. Больше сотни офицеров сослали на остров Смерти. Ну а рабам было приказано вдвое ускорить строи­тельство Лестницы. Надсмотрщики, которые и раньше не да­вали пленным рудокопам спуску, теперь и вовсе озверели и жестоко наказывали их за малейшую провинность.

Отныне огромная Лестница каждый день вырастала на две ступени. До свода Пещеры оставалось совсем немного...

Но тяжелее всех в эти дни пришлось нашему старому зна­комому Парцелиусу. Пакир потребовал, чтобы алхимик лю­бой ценой сотворил Черное пламя, и дал ему срок в три дня. С этого момента в лаборатории поселился Кощей, который следовал за Парцелиусом, словно тень. Правую руку он по­стоянно держал на рукояти меча. Едва бедный алхимик пытал­ся присесть и передохнуть, Кощей тотчас вытаскивал меч из ножен и начинал со скрежетом точить клинок о край ка­менного стола, зловеще приговаривая: «Посиди, отдохни, дружок. Скоро ты сдохнешь в могиле! Но сначала я разрублю тебя на тысячу кусков, а затем оболью мертвой водой. И каж­дый кусочек твоего тела будет мучиться еще тысячу лет!»

Попробуй сосредоточиться, когда за тобой, словно тень, следует такой «помощник»! Мерзкая Карряга тоже не давала бедному алхимику спуску. Она то и дело выпрыгивала из-под разных столов и больно щипала беднягу за ноги. Злобная тварь шипела, казалось, изо всех углов, и вскоре у Парцелиуса появился нервный тик.

Ну а хуже всего становилось, когда к концу дня в лаборато­рию приходил маршал Хорал. Он так громко вопил и топал ногами, что хрупкие стеклянные колбы раскалывались, а огонь в печи гас. Все сделанное за день шло насмарку. Парцелиус чуть не плакал, глядя на разруху, которую учинял на его столах Хорал, но что он мог поделать?

«Я сам во всем виноват, — тоскливо думал алхимик, разма­лывая в медной ступке очередную порцию различных минера­лов. — Надо было с самого начала встать на сторону Света и поселиться в Изумрудном городе. Мог бы делать чудесные фейерверки, показывал бы ребятишкам разные заниматель­ные химические опыты. А меня сдуру потянуло в короли! Но сел я не на трон, а в большую лужу...»

От постоянного недосыпа и усталости Парцелиус уже и сам не вполне понимал, что делает. Он наугад смешивал в фарфо­ровых чашах самые разные минералы и металлы, не глядя бросал туда пригоршни размолотых костей, кусочков дерева и янтаря, а затем ссыпал образовавшуюся смесь в колбу с тем­но-красной жидкостью. Порой она начинала бурлить, издавая едкий запах, и вроде бы слегка темнела. Но, увы, стоило алхи­мику выпарить очередную порцию жидкости, как он в лучшем случае получал один и тот же темно-красный порошок Пурпур­ного пламени. Оно могло сжечь все, что угодно, даже железо и камень, но, увы, быстро затухало. Конечно же таким пламенем нельзя сжечь мощный каменный свод огромной пещеры!

И вот наконец настал третий, последний день. С утра в ла­бораторию пришел Хорал и поставил на столе рядом с колба­ми большие песочные часы.

— Это не песок течет, а твоя жизнь, — злобно буркнул он и ушел.

Парцелиус вздрогнул и словно завороженный уставился на

Часы. Тонкая струйка песка, как ему показалось, с огромной скоростью начала перетекать из верхнего стеклянного конуса в нижний.

— Не успею... — тоскливо пробормотал он. — Э-эх, если бы властелин Пакир дал бы мне еще два дня... ну, хотя бы день...

Кощей тихо подкрался сзади и с такой силой ударил Парцелиуса по плечу, что алхимик аж присел на пол.

— Даже не надейся на это, ничтожный обманщик! — проши­пел он, сверкая из-под капюшона красными огоньками глаз. — Властелин больше не намерен ждать! Знаешь ли ты, ученый червяк, что Пакир уже отдал своим отрядам приказ напасть на Волшебную страну? Великая война наконец-то начинается! И только ты, мерзавец, мешаешь нам открыть Врата...

Кощей замолчал, поняв, что проговорился. И действитель­но, Парцелиус тотчас насторожился.

— Что-что? — удивленно заморгал он. — Какие Врата? Раз­ве Черное пламя нужно Пакиру не только для того, чтобы ра­сколоть своды пещеры?

Кощей задрожал от страха и гнева. Он выхватил меч и уже хотел было обрушить его на голову перепуганного алхимика, но с огромным трудом удержался.

— Пакир уничтожит меня, когда узнает, что я выболтал его тайну... — пробормотал он. — А впрочем, какая теперь разни­ца? Все равно ты, червяк, скоро найдешь смерть в страшных мучениях. Так знай же, что завтра утром Пакир намеревается отправиться на соседний остров, чтобы с помощью Черного пламени открыть Врата Тьмы! За ними скрывается туннель, что ведет к далеким темным звездам. Стоит открыть створки, как на Землю хлынут сотни, тысячи ужасных монстров! И ни­какое войско Света их не остановит.

Парцелиус в ужасе схватился за голову.

— Вот в чем дело... — пробормотал он. — Меня обманули! Чудища со звезд... Да что же они сделают с чудесной Волшеб­ной страной? Как они поступят с бедными Жевунами, Мигунами, Болтунами и арзалами?

— Наверное, растопчут, словно букашек, — расхохотался Кощей. — Да что за важность? Если Волшебная страна погрузится во тьму, то конец и всей Земле. Знаешь ли ты, червяк, что главное дело легионеров — гасить звезды?

Но пока возле Солнца есть планета, где живет доброе вол­шебство, Солнце никогда не погаснет. Вот почему испокон ве­ков так борются силы Света и Тьмы, и вот какова цена будущей великой битвы!

— Что-о-о? — вытаращил глаза Парцелиус. — Выходит, я своими руками могу погубить и Землю, и само Солнце? Что же я наделал! Нет, ни за что не стану создавать Черного пла­мени! Режьте меня на куски, но отныне я даже пальцем не по­шевелю!

Из-под стола выскочила Карряга и набросилась на Кощея, словно злобная собачонка:

— Глупец, что ты наделал? Как ты смел выболтать вели­кую тайну Пакира? Теперь этот мерзкий Парцелиушка на са­мом деле откажется работать. И во всем виноват твой длинный язык!

Кощей от испуга выронил меч и схватился руками за голову.

— И верно, с чего это я так разговорился? — простонал он. — Взял да и выболтал великую тайну Врат Тьмы... Тьфу, клянусь своим бессмертием, что до сегодняшнего дня я и не слыхивал про эти самые Врата! Откуда же я мог тогда узнать про их тайну?.. Ланга! Наверное, это она, принцесса Тьмы, за­ставила меня рассказать Парцелиушке о том, чего я и вовсе не ведал! Я давно подозревал, что эта чертовка — предательница!

— Глупец, глупец! — зашипела Карряга. Она повернулась и, прыгнув на грудь ошеломленному алхимику, больно ущип­нула его за щеку. — Работай, Парцелиушка, иначе я задушу тебя!

И злобный живраст вцепился в нос алхимику, да так, что тот завопил от боли.

Волей-неволей ему пришлось встать с пола. Почти ничего не видя от ужасной боли, он побрел к столу, где стояли чашки с разными порошками минералов и металлов. Кощей сзади колол его в спину мечом и злобно ругал Лангу.

Не глядя Парцелиус ссыпал порошки из разных чашек в чу­гунный котелок, налил туда жидкости из первых же попав­шихся под руку колб и понес котелок к печи. Подвесив его над огнем, Парцелиус рухнул на колени и, прижав руки к груди, взмолился:

— Господи, спаси! Пусть сегодня мне повезет и я наконец-то создам это проклятое Черное пламя! Или нет, что за чушь я несу? Уж лучше пусть оно никогда не появится, ибо оно будет использовано на погибель людям!

Карряга завыла от злобы и вцепилась Парцелиусу в горло, да так сильно, что тот начал задыхаться. Упав на пол, он пы­тался оторвать от себя злобного живраста, но куда там!

Кощей поначалу старался ему помочь — он сам мечтал при­кончить строптивого алхимика. Но потом, вспомнив, что Пакир может сурово наказать его за болтливость, зарычал, поднял меч и приготовился обрушить его на поверженного че­ловека.

И в этот момент со стороны печи потянуло тяжелым, метал­лическим запахом. Полумрак, царивший в лаборатории, стал еще гуще, словно кто-то разом потушил все светильники.

Парцелиус вздрогнул. Он сразу же забыл обо всем, даже об ужасной боли в горле.

— Чер... чер... черное пламя! — сипло промолвил он. — Неужели... получилось?

Карряга тоже почуяла что-то странное и спрыгнула с груди поверженного алхимика.

— Гор-рим! — завопила она. — Караул!

Парцелиус с трудом привстал и посмотрел в сторону печи. То, что он увидел, заставило его затрепетать. Над чугунным котелком поднимались языки темного огня. Пламя извива­лось, будто восточная танцовщица. В воздухе рассыпались черные искры. Стоило одной такой искре упасть на пламя све­тильника, как тот тотчас гас.

— Черное пламя... — прошептал Парцелиус, вытаращив глаза. — Все-таки я сумел создать его... Господи, что же те­перь будет?

Пламя остановило свой изящный, завораживающий танец, словно услышав его слова. А затей языки пламени задрожали и поникли.

— Глупец, да я же обидел его... то есть нет, ее! — застонал Парцелиус. — Звездный дракон Крейг предупреждал, что цветы Черного пламени нежны и умеют любить... Но в гне­ве они ужасны и могут сжечь целые миры, превратив их в пепел! Кощей, неси хрустальный сосуд! Да быстрее же, олух!

Кощей засуетился, поняв, что сейчас решается его судьба. Он схватил из ближнего шкафа хрустальный сосуд и по­мчался к печи. Там уже стоял Парцелиус. Лицо его было на удивление спокойным, на нем светилась довольная, умиро­творенная улыбка. Он не сводил восхищенных глаз с цветка Черного пламени.

— Вы прекрасны, леди, — галантно поклонившись, про­молвил алхимик. — Я счастлив, что вы почтили своим высо­ким вниманием мою жалкую каморку... Простите, что по неведению я поместил вас в такой уродливый котелок. Этот хрустальный сосуд куда более подходит для такой удивитель­ной красавицы. Соблаговолите перейти в другой дом, где ва­ша ослепительная, несравненная красота сможет заблистать еще ярче!

Кощей даже крякнул от удивления.

— А ты не такой дурак, Парцелиушка, как я думал... — прошептал он, заворожено глядя на Черное пламя. — Так ловко разговаривать мало кто умеет... Алхимик ответил негодующим взглядом. Он осторожно нагнулся и приблизил хрустальный сосуд к чугунному котел­ку так, что его широкое горлышко почти коснулось языков пламени.

Черная красавица вытянула свои языки, заглядывая внутрь сосуда. После долгого раздумья она медленно пере­текла в сосуд, а затем расправила еще несколько тонких, изящных языков. Судя по всему, юной красавице очень по­нравилось ее новое жилище.

— Я восхищен! — искренне сказал Парцелиус. — О-о, ка­кой счастливый сегодня день. Всю свою долгую жизнь я лю­бил только науку и не обращал внимания на женщин. Ни одна из них не заставила трепетать мое сердце. Но сейчас я поко­рен... Вы прекрасны и созданы для любви! Клянусь, что отны­не я буду поклоняться вам, словно богине...

От этих льстивых слов Черное пламя расцвело, словно роза под лучами летнего солнца. Десятки тонких язычков запляса­ли в удивительном, грациозном танце.

Даже Кощей на некоторое время замер, ощутив прилив дав­но забытых чувств. Когда-то очень давно и он был молод и красив, и он тоже знал, что такое любовь...

Но вдруг Кощей встрепенулся. Издав сдавленный вопль, он подскочил к Парцелиусу, вырвал у него из рук хрустальный сосуд и помчался к двери.

— Спасен, спасен! — шептал Кощей. — Пакир теперь поми­лует меня и не станет наказывать за болтливость!

Парцелиус вздрогнул и бросился вдогонку.

— Отдай! — кричал он. — Это мой цветок, мой!

Но на пороге лаборатории путь ему преградили двое каббаров с алебардами в руках. Как ни бился Парцелиус, солдаты не пропустили его в коридор. Получив весомую оплеуху, алхи­мик полетел на пол и больно ударился головой о ножку стола.

— Милая, милая... — шептал он, обливаясь слезами. — Ты скоро окажешься в лапах этого чудовища Пакира... Что же я наделал?


Глава девятая

^ ПОСЛЕДНИЙ БОЙ МАРШАЛА ЛООТА


Этой ночью Дональду приснилось, что он вновь превратил­ся в уродливого калеку на костылях. Вместе с друзьями — ко­нем Джерданом и псом Полканом он брел по пустынной канзасской степи. Небо покрывали серые тяжелые облака, в лицо дул сильный ветер, на землю падали первые крупные капли, предвещая страшный ливень. Он давно уже потерял направление и почти не надеялся до ночи найти укрытие от надвигающейся бури...

Глухой шорох в дальнем углу камеры заставил его про­снуться. Странно... Обычно в подземелье царила полная ти­шина.

Шорох становился все громче и громче, потом послышался грохот, словно за стеной обрушилось несколько камней.

Дональд вскочил на ноги, дрожа от волнения. Он напрягал зрение, пытаясь увидеть, что происходит в дальнем углу ка­меры, но ничего не мог разглядеть. Хотя... м — Кто здесь? — срывающимся от волнения голосом спросил он.

Долгое время никто не отвечал. Наконец послышался хриплый, глухой голос: — Я — твой собрат по несчастью.

— Вы... вы выкопали подземный ход? — поразился До­нальд. — Но почва здесь очень твердая, почти одни камни. Сколько же лет вы копали этот туннель?

— Наверное, ты хотел спросить: сколько веков? — мрачно усмехнулся незнакомец. — Без двух недель — десять.

— Десять веков?! Но это же тысяча лет... Тысяча! Разве та­кое может быть? Ни один человек не может прожить так дол­го... О-о, я, кажется, все понял. Вы — маршал Лоот!

— Откуда ты знаешь мое имя, несчастный? — В голосе уз­ника послышалось удивление. — И кто вообще может сейчас помнить имя человека, тысячу лет назад опозорившего свое имя низким предательством?

— Увы, я тоже предатель... — горько улыбнулся До­нальд. — А ваше имя я узнал от Эльга.

— Нет, нет, этого не может быть! — закричал узник в диком исступлении. — Мой несчастный сын... Неужели он еще жив? Как же ему не повезло...

В углу вновь загремели осыпающиеся камни, и тогда До­нальд наконец увидел, что в его камеру проник худой, сгор­бленный человек. Он был довольно высоким, а длинная седая борода доставала почти до пола.

С трудом передвигая ноги, Лоот подошел к Дональду и при­коснулся к его лицу дрожащими скрюченными пальцами.

— Ты молод, очень молод... — вновь зазвучал его скрипу­чий голос. — Неужели ты видел моего сына?

-Да.

— И где он сейчас?

— Не знаю.

Дональд рассказал старику о том, как несколько месяцев назад он вместе с Эльгом, Людушкой, Аргутом, Полканом, Джерданом и Каррягой совершил путешествие в Фиолетовую страну, надеясь найти меч Торна.

— Я проиграл схватку Аларму на берегу Красного озера, — закончил он свой рассказ. — Пакир решил сурово наказать меня. Так я и оказался в этом подземелье...

Лоот опустил голову.

— Выходит, мой сын воевал в Темном отряде... — печально промолвил он. — Злой рок преследует меня даже в тюрьме! Мой единственный сын по воле Пакира вырос не человеком, а крылатым ящером и воюет на его стороне... Будь навеки про­клят этот отвратительный колдун!

Лоот внезапно схватил Дональда за руку и сжал ее с такой силой, что юноша едва сдержал крик.

— Рыцарь, на чьей стороне ты бился бы, если бы сейчас оказался на свободе?

— На стороне Света! — не колеблясь твердо ответил До­нальд.

— Хорошо. Я тоже мечтал об этом все десять веков, но, увы, растратил все силы на то, чтобы вырыть подземный ход. Ты молод, полон сил и можешь вырваться из этой проклятой тюрьмы. Но что дальше? На острове тебя будут окружать одни только враги...

— Клянусь, что я доберусь до Пакира и попытаюсь его ,| 1убить!

— Уж скорее колдун уничтожит тебя!

— Что ж, пусть так. В Большом мире я был сиротой и ни-? когда ни от кого не слышал даже ласкового слова. В Волшеб­ной стране мне удалось найти настоящих друзей, но по собственной глупости я растерял их всех до единого. Если я погибну, то никто слезинки не проронит... Но мне ужасно не хочется умирать в этой крысиной норе!

Лоот дружески погладил его по плечу:

— Слышу слова не мальчика, а мужа... Я тоже был когда-то рыцарем и тоже мечтал умереть в бою. Пожалуй, я помогу тебе...

В коридоре послышались чьи-то шаги. Дональд встрепе­нулся.

— Сюда идут тюремщики! — торопливо зашептал он. — Лоот, вам надо уходить!

Лоот покачал головой. Он взял в руки тяжелый камень, ти­хо подошел к двери и встал рядом. Дональд поспешно лег на землю и притворился спящим.

Загремел засов, дверь со скрипом распахнулась. В камеру во­шли двое каббаров. Один из них держал в руках пылающий фио­летовым огнем факел, второй — котелок с едой и флягу с водой.

— Эй, мозгляк, ты еще жив? — грубым голосом спросил один из тюремщиков. — Ха, да он спит... Болван, он даже не подозревает, что завтра маршал Хорал собирается лично до­прашивать его. Вот будет потеха, ха-ха!

Второй тюремщик поднял факел повыше.

— Что-то сегодня этот мозгляк разоспался... А вдруг он то­го, взял да и помер? Начальник тюрьмы нас за это по головке не погладит. Еще решит, что мы уморили пленника голодом. А он, кажись, важная птица. Пойдем посмотрим!

Оба каббара подошли ближе к Дональду. Тюремщик с фа­келом нагнулся, освещая неподвижно лежавшего юношу.

Дональд этого и ждал. Он тут же вскочил на ноги и, обмотав цепями шею каббара, стал его душить.

Второй тюремщик от неожиданности выронил котелок с едой. Выхватив кинжал, он замахнулся, но тут получил силь­ный удар по затылку и рухнул на пол.

Лоот бросился на помощь Дональду. Вдвоем им с большим трудом удалось одолеть могучего каббара.

Отдышавшись, Лоот снял с пояса тюремщика связку клю­чей и вскоре сумел открыть замки на кандалах, сковывавших руки и ноги Дональда.

— Спасибо! — горячо произнес юноша, разминая онемев­шие руки. — Теперь мы можем...

Вдруг первый тюремщик зашевелился, выхватил из-за по­яса кинжал и метнул его в сторону Лоота. Старик вздрог­нул — лезвие впилось ему в спину, чуть пониже сердца.

— О-ох! — выдохнул он и медленно опустился на колени.

— Нет, нет, не умирайте! — в отчаянии закричал Дональд. Бросившись на пол, он обхватил старика за плечи.

Губы Лоота дрогнули.

— Не надо... плакать... — с трудом вымолвил он, дрожа всем телом. — Я давно... мечтал о смерти... как об избавле­нии... Вечная жизнь... это самая страшная пытка... Я про­жил... напрасную жизнь... но слава Торну, умру... не напрасно... Жаль только, что... Эльг... мне хотелось хоть один раз обнять сына... Я хотел... попросить у него... прощения...

Лоот закрыл глаза. Его голова безвольно опустилась на грудь.

Дональд одним движением руки выдернул кинжал, поднял на руки безжизненное тело и перенес старика на груду соломы.

— Прощайте, маршал Лоот, — поклонившись, тихо сказал он. — Вы искупили свою вину перед Светом и умерли как воин. Теперь настала моя очередь...

Дональд подобрал оба кинжала и торопливо вышел в кори­дор.

Здесь царила мгла, рассеиваемая лишь колеблющимся све­том нескольких фиолетовых факелов, укрепленных на сте­нах. В другом конце коридора виднелась слегка приоткрытая дверь. Наверняка за ней дежурили другие тюремщики. Ну что ж, им же хуже...

Дональд уже хотел направиться к двери, как услышал на противоположной стороне коридора какой-то шорох. Он вы­тащил факел из гнезда в стене и поднял его над головой.

— Эй, здесь есть кто-то? — спросил он.

— Да. Я Олдар, раб. А в соседней камере сидит мой друг Куртис, бывший офицер Пакира. А ты кто такой, парень?

— Я — Дональд.

— А-а, что-то я слышал про тебя. Уж не ты ли тот самый Черный рыцарь, который предал Пакира и за это обречен на страшную казнь?

— Уже не обречен... Олдар, ты готов идти на прорыв?

— Спрашиваешь!

Вскоре все трое бунтовщиков уже стояли в коридоре. Кур­тис не мог поверить, что у него появился шанс на спасение. Во время ареста каббары его сильно избили, но он был готов драться до последней капли крови.

Дональд отдал ему один кинжал. Олдар взял в руки два фа­кела — за неимением лучшего они тоже годились в качестве оружия.

— Ну что ж, на прорыв! — широко улыбаясь, крикнул Кур­тис. — Вперед!

Но едва пленники направились к двери, как та внезапно рас­пахнулась. В коридор вошел отряд из двух десятков до зубов во­оруженных каббаров. Их послали за Куртисом и Олдаром.

Увидев беглецов, каббары поначалу опешили. А затем взре­вели от ярости и бросились вперед, размахивая мечами и але­бардами.

Дональд отважно бился, но долгое пребывание в тюрьме за­метно подорвало его силы. Если бы не Куртис, то юноша бы неизбежно погиб. Однако бывший офицер армии Тьмы ока­зался умелым и опытным воином. Ему удалось вырвать але­барду у одного из каббаров. Яростно размахивая ею, Куртис сумел удержать врагов на безопасном расстоянии. Но бегле­цам все равно приходилось постепенно отступать. Наконец они приблизились к глухой стене тюремного коридора. Даль­ше отступать было некуда. А тут еще и старый Олдар получил скользящий удар алебардой по руке и со стоном выронил фа­кел. Больше драться он не мог.

«Все погибло!» — с тоской подумал Дональд.

Но в этот момент из мглы вылетел крылатый человек с ме­чом в руке. Он принялся летать над головами тюремщиков, нанося точные разящие удары. Не ожидавшие того каббары

дрогнули. Они попытались сбить летающего воина алебарда­ми, но тот оказался быстр и ловок.

Воспользовавшись растерянностью тюремщиков, Куртис смог выбить меч из рук одного из каббаров. Дональд поднял его и сразу почувствовал прилив сил.

— Вперед! — радостно закричал он.

Каббары дрогнули и бросились в беспорядочное бегство. Им удалось выбежать из коридора. Дверь стала закрываться. До­нальд, Куртис и крылатый воин уперлись в нее плечами и от­чаянно пытались этому помешать, но безуспешно.

«Элли, помоги! — с тоской воззвал Дональд. — Хоть кто-нибудь — помогите нам!»

И вдруг он ощутил невероятный прилив сил, словно в него вселился сказочный великан. Издав могучий рык, он налег на дверь и толкнул ее вперед с такой мощью, что каббары полете­ли вверх тормашками.

Вырвавшись из коридора, беглецы набросились на тюрем­щиков и вскоре уже связывали им руки шнурками их же соб­ственных ботинок. Каббары были так напуганы, что лочти не сопротивлялись.

И только тогда Дональд смог как следует разглядеть кры­латого воина.

— Эльг! — в изумлении воскликнул он. — Как ты здесь ока­зался?

— Долго рассказывать, Черный рыцарь... — улыбнулся крылатый человек. — Сам видишь, я уже не слуга Тьмы. Да и ты, похоже, перешел на сторону Света!

— Верно. Прости, что когда-то именно я притащил тебя в :>то жуткое подземелье. С той поры много воды утекло, и я по­умнел...

— Сейчас нет времени для долгих разговоров! Пакир вчера сразу в нескольких местах напал на Волшебную страну и сей­час вместе с армией Тьмы готовится выйти на поверхность. Пленники ему уже не нужны и, скорее всего, всех вас попро­сту собираются уничтожить. Я проник во дворец, чтобы нако-поц-то освободить отца!

Эльг повернулся и хотел было уже вернуться в тюрьму, но Дональд схватил его за руку:

— Подожди...

В глазах Эльга промелькнула тень тревоги.

— Что-то случилось? — глухо спросил он. Дональд опустил голову:

— Да. Твой отец... он спас меня ценою своей жизни... Так получилось...

Эльг застонал и дрожащими руками закрыл лицо. Дональд взглянул на озадаченных Куртиса и Олдара.

— Бегите, друзья, — тихо промолвил он. — Мы еще встре­тимся там, на свободе!

Куртис торопливо рассказал, где на побережье находится его убежище. Затем он засунул за пояс длинный кинжал, под­хватил едва держащегося на ногах Олдара и повел его к лест­нице, ведущей на первый этаж дворца. А Дональд и Эльг вернулись в тюрьму. Когда крылатый человек увидел Лоота, неподвижно лежащего на подстилке из соломы, он издал сдав­ленный вопль и с рыданиями упал на колени.

— Прости, отец... — еле слышно прошептал он. — Я давно мечтал освободить тебя, но опоздал...

Дональд опустился на колени рядом с крылатым воином. Когда Эльг немного успокоился, юноша рассказал о последних минутах жизни старого маршала и его предсмертных словах.

Эльг долго молчал, погруженный в свое горе. Дональд не выдержал и ласково прикоснулся к его плечу:

— Надо спешить, друг. Скоро во дворце поднимется трево­га, и тогда нам не уйти.

Крылатый человек кивнул:

— Да... Но я не оставлю отца здесь, в этой крысиной норе. Он должен хотя бы после смерти увидеть солнце!

Эльг бережно взял тело отца на руки и вынес из камеры. Выбравшись в коридор, он пролетел над связанными каббарами и прыгнул в раскрытое окно. Быстро взмахивая крылья­ми, Эльг стал подниматься в сумрачное небо.

— Хотел бы я знать, куда он полетел... — пробормотал До­нальд, глядя ему вслед.

— Думаю, на остров Солнца, — прозвучал рядом чей-то ме­лодичный голос.

Дональд вздрогнул и резко обернулся. В воздухе прямо перед ним появилось фиолетовое облачко. Когда туман рассеялся, в тюремном коридоре появилась высокая девушка в длинном ли­ловом платье. Серебристые волосы красавицы были заплетены в сотни тонких косичек. Во мгле трудно было разглядеть ее ли­цо, но Дональд быстро догадался, с кем имеет дело.

— Наверное, вы принцесса Ланга?

Сереброволосая девушка кивнула. Она прежде не встреча­лась с Дональдом, но слышала, будто тот красив и статен. Од­нако стоявший перед ней юноша выглядел очень жалко. Одежда его превратилась в лохмотья, длинные волосы свиса­ли на грязное, давно не мытое лицо.

— Так вот ты каков, Черный рыцарь... — с презрительный улыбкой промолвила она. — Мне почему-то казалось, что ты не столь уродлив... Впрочем, это не важно. Дональд, ты мне нужен.

Юноша озадаченно нахмурился:

— Хм-м... значит, это вы подарили мне могучую силу?

— Конечно, я. Завтра маршал Хорал намеревался подверг­нуть тебя страшным пыткам, а затем казнить. Пакир до сих пор не может простить тебе, что ты упустил меч Торна! Но у меня на твой счет есть другие планы. Пойдем!

В соседнем коридоре послышался шум.

— Сюда бегут солдаты, — недовольно нахмурилась Лан­га. — Ну что ж, придется еще раз использовать мою волшеб­ную силу!

Она взяла Дональда за руку и прошептала слова заклина­ния. И тотчас их окутало фиолетовое облачко.

Когда солдаты ворвались в комнату, они увидели только ле­жавших вповалку и громко храпящих тюремщиков.


Глава десятая

^ ВОССТАНИЕ РАБОВ


Дональд не успел и глазом моргнуть, как перенесся в покои принцессы Ланги. За окном царила глубокая ночь, два све­тильника слабо освещали большую комнату.

Ланга подбежала к окну и радостно воскликнула:

— Корабль Пакира еще стоит у причала! Значит, я не опоз­дала...

Принцесса повернулась и пристально посмотрела на бегло­го пленника.

— Ты догадываешься, рыцарь, почему я рисковала, стара­ясь освободить тебя из тюрьмы? — властно спросила она.

— Нетрудно догадаться... — усмехнулся Дональд. — На­верное, у принцессы Тьмы во дворце есть враги, от которых она хочет избавиться чужими руками. Кто это — может быть, маршал Хорал?

— А ты догадлив, рыцарь... — нахмурилась Ланга. — Да, мы с Хоралом давние соперники и враги, но сейчас мне нужен не он. Знаешь ли ты, что Пакир еще два дня назад отдал своим отрядам приказ нанести сразу несколько ударов по всем стра­нам земли Торна? Великая война началась! Но главное про­изошло час назад — Пакир наконец-то добыл Черное пламя!

— Мерзкий Парцелиус... — горестно застонал Дональд. — Он все-таки сумел сотворить это страшное оружие! Теперь Волшебная страна неминуемо погибнет. Когда Пакир подни­мется по Лестнице и раздвинет своды пещеры, то...

— Молчи! — нетерпеливо перебила его Ланга. — Ты ничего не понимаешь... Черное пламя нужно Пакиру прежде всего для того, чтобы окончательно открыть Врата Тьмы! Когда ему на помощь придут чудовищные воины Легиона Тьмы, армия Пакира станет во сто крат сильнее. Вот чего следует опасать­ся! Теперь ты понял, чего я от тебя хочу?

Дональд с изумлением посмотрел на сереброволосую де­вушку.

— Простите, принцесса, но я ничего не понимаю... Не­ужели вы хотите, чтобы я помешал Пакиру открыть Врата Тьмы?

— Да. Ты должен проникнуть на корабль, который вскоре отвезет Пакира на соседний остров. Там находятся Врата Тьмы. Когда Властелин приблизится к ним, держа в руках хрустальный сосуд с Черным пламенем, ты должен любой це­ной разбить сосуд, а затем так разозлить живой огонь, чтобы тот отказался повиноваться Пакиру... Ты все понял, рыцарь?

— Конечно, — озадаченно кивнул Дональд. — Но... но за­чем вам это? Разве вы — не ближайшая подруга Властелина? Или вы перешли на сторону сил Света?

— Конечно же нет! — расхохоталась юная принцесса. — Какой же ты наивный, рыцарь-неудачник... Запомни: нет та­кой принцессы, которая не хотела бы стать королевой. Но в Волшебной стране для меня нет места, я не могу соревновать­ся ни с чародейкой Стеллой, ни с королевой Элли. А здесь, в Подземном царстве, мое положение пока еще слишком шат­ко. Все каббары, и особенно маршал Хорал, ненавидят меня и желают моей погибели. Пакир — другое дело, ему я чем-то нравлюсь. Или, скорее, просто его забавляю...

Но великая война началась, и она принесет много перемен. Если на помощь Пакиру придет могущественный Легион Тьмы, то проклятый колдун обо мне попросту забудет. Да, я жажду победы сил Тьмы. Но я не хочу, чтобы эти силы стали чрезмерно могущественными, иначе мне не найдется места возле будущего властелина Земли Пакира!

— Так я и думал, что вы заботитесь только о себе, принцес­са, — презрительно усмехнулся Дональд.

Глаза Ланги зло сверкнули.

— Глупец, ты ничего не понимаешь! Я стану королевой Тьмы, чтобы не дать Пакиру и чудищам со звезд окончатель­но растоптать Волшебную страну. Ни Элли, ни могучий Кит, ни все силы Света, вместе взятые, не смогут принести моим родным Жевунам больше пользы, чем королева Тьмы! Теперь ты понимаешь меня, рыцарь?

— Просто не могу поверить! — удивленно покачал головой Дональд. — Вы хотите блага жителям Волшебной страны и тем не менее служите их смертельным врагам... Нечто подоб­ное я уже слышал однажды из уст садовника Тамиза — того, что вырастил рассаду синих деревьев. Тамиз хороший чело-век, он не любит Тьму, но считает ее приход неизбежным и по­тому готов служить Пакиру.

— Что ж, — усмехнулась Ланга, — это единственно разум­ный путь. Но не равняй меня с этим ничтожеством Тамизом. Да будет тебе известно, что я уже не раз тайно помогала силам Света! Я спасла от верной гибели Белого рыцаря Аларма и волшебницу Элли, а затем превратила в мышь колдунью Ко­рину, которая могла причинить силам Света немало вреда. И только что я вызволила тебя из тюрьмы!.. Но хватит об этом. Закрой глаза!

Дональд зажмурился. Когда он вновь открыл глаза, то уви­дел, что на нем надеты доспехи, которые обычно носят воины-люди из крепостей берега Скелетов, а на перевязи висит длинный меч. Юноша чувствовал себя на удивление свежим, словно отдыхал несколько дней. Грязь с его лица исчезла, во­лосы оказались аккуратно подстриженными и причесанными.

— Вот я и снова стал рыцарем... — пробормотал До­нальд. — Ну что ж, на этот раз постараюсь не проиграть. Про­щайте, принцесса!

Он уже хотел было повернуться и выйти из комнаты, но Ланга остановила его:

— Я должна еще сотворить для тебя шлем. Не хочу, чтобы кто-либо увидел твое лицо, и особенно Пакир. Учти: шлем волшебный и снять его ты уже не сможешь!

Ланга произнесла еще одно заклинание, и в ее руке появился черный ребристый шлем. Но она не торопилась его отда­ивать. Что-то в облике юноши вдруг заинтересовало I принцессу.

' — Подожди... В спешке я даже не успела тебя толком раз­глядеть. Хочу увидеть твое лицо, в первый и в последний раз, Ланга взяла со стола светильник, подошла к юноше и осве­тила его лицо. И тут же с криком отшатнулась. — Я испугал вас, принцесса? — горько усмехнулся До­нальд. — Что ж, я довольно долго пробыл в тюрьме, а это не улучшает цвет лица.

Ланга не ответила. Расширенными глазами она заворожен­но смотрела на молодого рыцаря. Сердце ее забилось горячо, дыхание перехватило от невыразимого волнения. Это лицо было ей знакомо! Несколько раз ей снились чудесные сны, в которых красивый белокурый принц прилетал к ней во дво­рец на крылатом коне, нежно брал ее за руку, становился на колени и пылко объяснялся в любви. Но она и думать не мо­гла, что этот принц существует не только в ее мечтах, но и в реальности!

Дональд поклонился и ушел.

Принцесса ошеломленно смотрела ему вслед.

— Что же я наделала... — прошептала Ланга. — Ведь это он, он!

Она стремительно выбежала из комнаты, надеясь догнать Дональда. Но дворец буквально кишел воинами Тьмы. Как ни старалась принцесса, она так и не смогла разыскать юного ры­царя.

Вернувшись в свои покои, Ланга упала на постель и разры­далась:

— Святой Торн, зачем ты так наказал меня? Я совершила много недобрых поступков, но не заслужила, такой суровой кары. Ведь только что я обрекла на верную смерть принца мо­ей мечты!

Покинув подземную тюрьму, Куртис и Олдар поднялись по лестнице на первый этаж и оказались в длинном коридоре, ос­вещенном лишь редкими фиолетовыми факелами. Нервы у Куртиса были напряжены до предела. Еще в свою бытность капитаном береговой охраны он не раз бывал во дворце и пре­красно знал, что патрули здесь встречаются буквально на каждом шагу. Благодаря чудесной случайности им удалось бежать из подземелья. Но что делать дальше?

Старый Олдар едва держался на ногах. Удар, полученный во время схватки с каббарами, окончательно лишил его сил.

Некоторое время он брел вслед за своим молодым другом, но скоро опустился на пол.

— Не могу... идти дальше... — задыхаясь, произнес он. — Беги один... Вдвоем нам... не выбраться...

— Не смей так говорить, Олдар! — нахмурился Куртис. — Самое главное только-только начинается. Ты сам слышал сло­ва Эльга: Пакир начал войну с Волшебной страной! Нам нуж­но поднять восстание рабов и помешать его планам.

— Неужели мечта моей жизни исполнится, — грустно улыбнулся Олдар, — и все пленные рудокопы вновь станут свободными?.. Жаль, мне этого уже не увидеть. Но мне грех жаловаться: недавно я наконец-то встретился с сыном. Теперь и умереть не страшно...

— Хорошо, что Аларм не слышит твоих слов! — возмутил­ся Куртис. — Он бы очень огорчился. Не о смерти сейчас надо думать, а о нашей победе!

Куртис подхватил старого рудокопа под мышки и помог тому подняться на ноги. И в этот момент из-за поворота кори­дора появились трое патрульных каббаров. Заметив бегле­цов, они радостно завопили и побежали, выставив вперед алебарды.

— Спасайся, капитан! — крикнул Олдар. — Я постараюсь их задержать!

Но Куртис понимал — бежать уже поздно. Выхватив из-за пояса кинжал, он приготовился дорого отдать свою жизнь.

Однако случилось чудо. Подбежав ближе, каббары сорвали шлемы — и оказалось, что под звериными масками скрыва­лись лица людей.

— Святой Торн! — воскликнул пораженный Куртис, узнав своих друзей-офицеров, тех, что Аларм спас на острове Смер­ти. — Варгар, Савраш, Дигон! Друзья, как вы здесь оказа­лись? Мы же договорились, что вы будете прятаться в пещерах возле берега моря.

— Разве мы появились не вовремя, капитан? — усмехнул­ся Савраш. — А прятаться уже нет смысла. Остров кипит, словно муравейник! Только что от главного причала отплыл флагманский корабль. Мы видели издалека, как к нему на­правилась огромная процессия. Во главе на звероконе ехал Пакир, закованный в железные латы. В руках он держал неч­то накрытое черным покрывалом. За ним следовали придвор­ные и министры, маршал Хорал и другие высшие офицеры. А потом, уже возле причала, рядом с Пакиром словно из воз­духа появилась Ланга.

— О чем они говорили? — спросил Куртис.

— Не знаем, — пожал плечами Дигон. — Уж слишком да­леко мы стояли. Как только Пакир взошел на борт корабля, тот сразу же отплыл и направился на север. А мы побежали сюда, во дворец. Слава Торну, здесь царит такой хаос, что мы сумели без труда проникнуть на первый этаж. Если нам пове­зет, то мы постараемся вас вывести.

И трое бывших офицеров вновь надели маски каббаров и шлемы. Затем они связали руки Куртису и Олдару и повели к выходу.

По пути им встретилось еще несколько патрулей. Варгар, обладавший басистым, грубым голосом, искусно имитировал косноязычную речь каббаров. Он объяснил, что маршал Хо­рал приказал привести пленников к нему в кабинет. К сча­стью, никто из стражей не заподозрил обмана.

Дойдя до выхода, лжестражники развязали руки Куртису и Олдару и вручили им кинжалы. Охрана попыталась поме­шать им выйти из дворца (для этого требовались особые документы за подписью самого Хорала). Завязалась схватка, в ко­торой взяли верх Куртис и его друзья.

Наконец-то они вновь оказались на свободе! Но желания прятаться в пещерах ни у кого уже не было. Не теряя време­ни, бунтовщики направились к лагерю рабов.

Еще издалека было слышно, что в лагере творится нечто странное. Обычно рабы, вернувшиеся со строительства Лест­ницы, сразу же расходились по казармам. Выходить оттуда без разрешения стражников строго запрещалось.

Но сейчас на улицах между бараками находилось несколь­ко сотен рабов. Они что-то громко выкрикивали и потрясали в воздухе кулаками. Надсмотрщики, каббары и ящеры нещад­но осыпали их ударами кнутов, но это ни к чему не приводи­ло. Рабы пока еще не бунтовали, но и слушаться приказов уже не желали.

Оказалось, что рабы выкрикивают имя Олдара и других арестованных строителей Лестницы.

— Свободу Олдару! Свободу Олдару! — кричали сотни плен­ных рудокопов.

Куртис радостно улыбнулся.

— Все идет отлично! — воскликнул он. — Рудокопы уже го­товы к восстанию. Ну а мы им немного поможем...

Он обменялся несколькими словами со своими друзьями. А потом трое переодетых офицеров решительно направились к воротам лагеря. Их остановили стражники, вооруженные арбалетами.

— Что вам нужно? — злобно воскликнул командир стражи.

— Маршал Хорал послал нас к коменданту лагеря со сроч­ным посланием, — ответил Варгар.

— Покажите документ! — недоверчиво потребовал коман­дир стражи.

Варгар поначалу растерялся — ведь никакого приказа у не­го конечно же не было. Но он быстро нашел выход из положе­ния.

— Маршал Хорал так торопился, что приказал нам пере­дать сообщение коменданту лагеря на словах.

Стражники озадаченно переглянулись. Но Варгар торопли­во добавил:

— И знаете, парни, что приказывает Хорал? Он хочет, что­бы мы перебили всех рабов до единого! Великая война нача­лась, и Властелину уже не нужно это жалкое отребье. Мы сбросим их всех в море рыбам на закуску!

Варгар все рассчитал верно. Каббары ненавидели людей, а уж пленных рудокопов — тем более. Если бы не страх перед Пакиром, рабы давно бы уже были уничтожены. И вот сам Хорал приказал начать бойню!

— Слава Пакиру, он все-таки услышал наши мольбы! — ра­достно завопил капитан стражи. — Всю жизнь мечтал пере­бить этих жалких тварей!

Он отдал приказ своим солдатам, и те открыли ворота.

Увидев трех каббаров с алебардами в руках, рабы замолча­ли. Они словно почувствовали, что сейчас должно произойти нечто очень важное.

Капитан стражи выхватил из-за пояса кинжал и закричал:

— Братья каббары! Наконец-то настал день, о котором мы все да_вно мечтали. Властелин отдал приказ перебить...

Но тут Варгар поднял алебарду и метнул ее в спину страж­ника. Тот рухнул на землю.

Варгар сбросил с головы шлем и маску и закричал:

— Шакир только что уплыл с острова! Братья, пора браться за оружие! Бейте этих боровов!

Выхватив кинжал, он бросился на ближайшего стражника. За ни:м последовали Савраш и Дигон. Чуть позже к ним присоединился и Куртис.

Стражников в лагере было не меньше сотни, но под ярост­ным натиском четверых опытных воинов они невольно дрог­нули и начали отступать к дому коменданта.

Увидев все это, пленные рудокопы сразу же вышли из оце­пенения. С громкими криками они бросились на своих мучи­телей. Несколько восставших сразу же погибли, но их товарищи успели вырвать оружие у каббаров. И разгорелся смертельный бой...

Олдар наблюдал за восстанием со слезами на глазах.

— Неужели все это мне не снится? — бормотал он. — Какое же счастливое настало время... Сначала я встретил своего сы­на Аларма, которого уже и не чаял увидеть, а сейчас мои со­братья бьют этих жирных боровов... Эх, жаль, в моих руках нет прежней силы!

Вдруг он увидел, что на земле валяется арбалет — его выро­нил один из стражников. Олдар, прихрамывая на правую но­гу, заспешил к оружию.

Неожиданно со стороны порта показались несколько зверо­подобных коней. На них восседали комендант лагеря и его те­лохранители. Они только что проводили Пакира и сейчас возвращались в лагерь.

Олдар, закусив губу, бросился к арбалету. Он понимал, что если всадники ворвутся в дерущуюся толпу, то могут скло­нить чашу весов на сторону каббаров.

К счастью, рядом с арбалетом лежал полный колчан стрел. Старый рудокоп дрожащими руками погладил приклад ору­жия.

— Давненько я не держал в руках арбалета... — прошептал он. — А ведь когда-то меня считали лучшим стрелком в стра­не Рудокопов! Ну что ж, посмотрим, на что я еще способен...

Он вложил первую стрелу в арбалет, натянул тетиву и, опустившись на правое колено, прицелился во всадника. Комендант лагеря с головы до ног был закован в стальные доспехи, а его огромную кабанью голову закрывал ребристый шлем. Оста- ; вал ось лишь одно уязвимое место — горло. Но попасть туда с такого большого расстояния казалось почти невозможным.

Увидев, что творится в лагере, комендант издал яростный рык и, выхватив меч, пришпорил своего звероконя.

Олдар хладнокровно ждал, приложив приклад арбалета к плечу. И когда до всадника осталось метров тридцать, старый рудокоп выстрелил. Короткая стрела описала невысокую дугу и вонзилась прямо в горло каббару. Не издав даже звука, ко­мендант рухнул на землю.

Увидев гибель своего командира, остальные всадники злоб­но завопили и понеслись на одинокого противника. Казалось, они неминуемо растопчут его.

Олдар спокойно вложил в арбалет очередную стрелу и с по­мощью специального механизма натянул тетиву. И вновь ру­ка бывшего королевского ловчего не дрогнула — один из каббаров полетел на землю.

Остальные каббары явно струсили. Развернув своих звероконей, они помчались прочь.

Этот эпизод решил исход всей битвы. Поняв, что помощи извне ждать больше не приходится, солдаты обратились в па­ническое бегство, бросая на бегу оружие. Восставшие гнали их до самого моря. Солдаты Пакира успели сесть в несколько больших лодок и торопливо отплыли от берега.

Рабы встретили бегство врагов восторженными криками. Но Куртис не разделял их радости. Он понимал, что битва за остров Горн еще только начинается. Поднявшись на не­высокую скалу, он обратился к восставшим:

— Друзья, свобода еще не завоевана! Прежде нам надо за­хватить дворец Пакира!

—-На штурм! — подхватили его клич рабы. — Даешь дво­рец!

Подобрав оружие каббаров, сотни восставших побежали к центру острова, где на вершине громадного холма возвышал­ся черный шарообразный дворец, ощетинившийся во все сто­роны длинными коническими башнями, словно еж иглами.

Куртис бежал впереди всех, держа в руках алебарду. Он очень боялся, что в любую минуту из конических башен могут повалить клубы смертоносной Тьмы. Тогда восставшие неми­нуемо погибнут...

К счастью, его опасения не оправдались. По-видимому, Пакир был сейчас занят чем-то очень важным и даже волшебная сила не помогла ему увидеть, что творится на острове Горн.

— Как же нам везет... — прошептал Куртис на бегу. — Странно! И тихо вокруг, словно в могиле. Не нравится мне эта тишина!

Действительно, по пути к дворцу восставшие рабы встрети­лись лишь с несколькими патрулями каббаров и без труда уничтожили их. Куртис решил, что коварный маршал Хорал собрал свою армию во дворце и нападет на бунтарей внезапно, когда те уже будут праздновать победу.

Но когда восставшие достигли западных ворот, их не встре­тил ни один воин Тьмы. Более того, ворота были распахнуты, словно все каббары только что покинули цитадель Пакира.

Сердце Куртиса сжалось от неприятного предчувствия. Он первым ворвался во дворец. Совсем недавно в коридорах перво­го этажа кипела жизнь, но сейчас здесь было пустынно и тихо.

Восставшие быстро заполонили весь дворец. Правда, в по­кои Пакира им проникнуть не удалось — двери, ведущие ту­да, оказались заколдованы и взломать их не удалось. Но остальные комнаты, где жили придворные, маршал Хорал, принцесса Ланга и другие высшие сановники Подземного царства, были обысканы вдоль и поперек.

Как ни удивительно, но дворец был совершенно пуст!

Впрочем, восставших рудокопов это ничуть не огорчило. Они взломали двери, ведущие в кладовые, и вскоре начался пир победителей. Отовсюду звучали веселые песни и громкие крики: «Ура, наша взяла! Пакир и его вонючее войско бежа­ли! Да здравствуют наши вожди Олдар и Куртис! Братья, ско­ро мы вернемся на родину, в Пещеру рудокопов, и увидим свои семьи! Ура, ура, ура!»

Куртис поднялся на верхнюю галерею, что опоясывала шарообразный дворец. Отсюда открывался прекрасный вид на море.

Вскоре он почувствовал, что кто-то стоит рядом. Оказалось, это был Олдар.

— Пакир все-таки перехитрил нас, — горько усмехнувшись, сказал старик. — Столько лет мы строили Лестницу и были уверены, что именно по ней колдун поднимется на поверхность! А у Пакира, как оказалось, было совсем другое на уме...

— Похоже, что так... — кивнул Куртис. — Пакир наконец-то раздобыл Черное пламя и теперь сделает нечто такое, что мы и вообразить не можем. Я думаю, он надеется открыть Врата Тьмы и впустить оттуда звездных легионеров.

— Наверное, ты прав, — озадаченно потер подбородок Ол-дар.— Но почему он отказался от Лестницы? Даже если он су­меет расколоть своды пещеры в другом месте, как же его армия поднимется на поверхность?

— Хм-м... Кто знает, на какое колдовство способен Пакир? Да и легионеры с темных звезд могут ему помочь. Ты сам мно­го раз видел их каменные статуи, что стоят вдоль Лестницы. Среди этих чудищ немало крылатых созданий. А если звезд­ные легионеры возьмут да и перевезут на поверхность всех каббаров? Кроме того, у Пакира есть множество крылатых змеев...

— Но как же Лестница?.. — пробормотал озадаченный Олдар. — Зачем она была нужна Пакиру?

— Все очень просто. Пакир надеялся, что разведчики Вол­шебной страны никогда не сумеют добраться до острова Горн и не узнают, где на поверхности можно ожидать нашествия армии Тьмы. В этом случае Пакир и его войско торжественно поднялись бы по Лестнице до свода пещеры и вышли на по­верхность. Но случилось непредвиденное: на остров сумел проникнуть твой сын Аларм. И тогда колдун решил выйти на Землю в каком-то другом месте, где его никто не ждет!

— Бедный Аларм... — печально опустил голову Олдар. — Я так надеялся помочь ему и армии Света! Но еще не все поте­ряно. На причалах осталось немало лодок и малых кораблей. Мы можем направиться вслед за флотом Пакира, и тогда...

Вдруг Куртис вскрикнул и указал рукой вдаль. Присмо­тревшись, Олдар не поверил своим глазам.

Неподалеку от острова из воды вдруг начали подниматься огромные белые акулы и громадные осьминоги. Их были де­сятки, сотни...

Спустя несколько минут стало ясно, что возле острова по­явился заслон из морских чудищ. Конечно же Пакир спе­циально послал их, чтобы не дать восставшим рудокопам уплыть с острова Горн!

— Теперь наша жизнь зависит от того, сумеет ли Пакир открыть Врата, — тихо произнес Куртис. — Если Тьма через башни хлынет на остров, то затопит его полностью. И тогда...

И в это мгновение из нижних башен потекли тонкие струй­ки Тьмы. Вскоре они превратились в черные ручьи.

Олдар горестно застонал. Они с Куртисом побежали па кольцевой галерее и увидели, что Тьма вытекает из всех ба­шен дворца.

— Мы погибли! — в отчаянии воскликнул Олдар. — Про­клятый Пакир, он все-таки перехитрил нас!

Но Куртис поднял руку и указал на юг. Там, на самом гори­зонте, появился маленький фонтан.

Кит и его войско плыли к острову Горн, на выручку к вос­ставшим рудокопам.


Часть третья

^ ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА



glava-10vozmozhnost-organizacii-sokraticheskih-kniga-znakomit-chitatelej-s-teoreticheskimi-osnovami-i-vazhnejshimi.html
glava-11--funkcii-gosudarstvennogo-upravleniya-v-sfere-ohrani-okruzhayushej-sredi-i-prirodopolzovaniya.html
glava-11-28-fevralya-2006-g-n-33-ob-utverzhdenii-instrukcii-o-poryadke-realizacii-vzimaniya-podohodnogo-naloga-s.html
glava-11-agata-kristi.html
glava-11-analiz-situacii-za-dobroj-gorilkoj-prolog-centr-mira-ili-tajnaya-istoriya-poluostrova-kazantip.html
glava-11-annotaciya.html
  • learn.bystrickaya.ru/formirovanie-tovarnogo-assortimenta-v-monobrendovih-sportivnih-magazinah.html
  • letter.bystrickaya.ru/oblicovochnie-keramicheskie-materiali.html
  • knigi.bystrickaya.ru/soderzhanie-programmi-zashita-okruzhayushej-sredi-3-spisok-rekomenduemoj-literaturi-8.html
  • klass.bystrickaya.ru/54-ogranicheniya-svyazannie-s-vibornimi-dolzhnostyami-k-i-golovshinskij-korrupciogennost-pravovih-norm.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-06-upravlenie-kachestvom-v-oblasti-zdravoohraneniya-ekspertiza-vremennoj-netrudosposobnosti.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-1-osnovnie-cherti-i-problemi-razvitiya-mirovogo-turizma-ekonomicheskaya-demograficheskaya-socialnaya-obuslovlennost-turizma.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kurs-lekcij-po-discipline-rinok-cennih-bumag-sostavitel-k-e-n-docent-bobilev-v-v.html
  • znanie.bystrickaya.ru/73-kompleks-marketinga-marketing-miks-tovara-marketingovaya-sreda-kak-predmet-issledovaniya.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-obsledovanie-detej-s-dizartriej-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-logopediya-dizartriya-specialnost.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tablica-7-pokazateli-pishevogo-statusa-rukovodstvo-k-laboratornim-zanyatiyam-po-gigiene-pitaniya-kniga-2-uchebnoe-posobie.html
  • notebook.bystrickaya.ru/iv-imushestvo-i-finansovoe-obespechenie-prikaz-2011-g-ustav-oblastnogo-gosudarstvennogo-byudzhetnogo-obrazovatelnogo.html
  • knigi.bystrickaya.ru/soblyudaya-ee-granici.html
  • predmet.bystrickaya.ru/skazka-o-zolotom-petushke-69-min.html
  • student.bystrickaya.ru/35-licenzirovanie-deyatelnosti-na-rinke-uslug-pochtovoj-svyazi-i-monitoring-sostoyaniya-rinka.html
  • desk.bystrickaya.ru/podgotovka-k-pedsovetu-4-plan-raboti-municipalnogo-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-detskogo-sada-36-raduga.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadachi-kchs-zakonodatelstvo-rf-v-oblasti-grazhdanskoj-oboroni-go.html
  • klass.bystrickaya.ru/an-sizganov-amn-sssr-professore-1981-g-zashitil-odnu-iz-pervih-kand-dis-arterialnaya-sistema-nadpochechnikov.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-kompyuternaya-fizika-dlya-napravleniya-010700-62-fizika-specialnosti-010700-65-fizika.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kavan-led-stranica-7.html
  • control.bystrickaya.ru/chuzhezemec-platon.html
  • books.bystrickaya.ru/emil-azhar-strahi-carya-solomona-stranica-7.html
  • tests.bystrickaya.ru/kratkoe-izlozhenie-dlya-teh-komu-sovsem-bilo-v-padlu-chitat.html
  • textbook.bystrickaya.ru/istoricheskaya-biografiya-i-novaya-biograficheskaya-istoriya-s-262-268-repina-l-p-istoriya-istoricheskogo-znaniya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-kursa-po-viboru-opd-napravlenie-podgotovki-050202-65-fiziko-matematicheskoe-obrazovanie-kvalifikaciya-uchitel-informatiki.html
  • books.bystrickaya.ru/chast-4-bessmislennost-smerti-v-zazerkale-ponimaniya-izdatelskij-dom-baxpax-m.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/brachnij-dogovor-v-rossijskoj-federacii-chast-18.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-rabochaya-programma-po-gegrafii-dlya-10-klassa-sostavlena-na-osnove-programmi-ministerstva-obshego-i-professionalnogo-obrazovaniya-rf-sostavlennoj-avtorskim-kollektivom-mpgu.html
  • reading.bystrickaya.ru/likobisheva-i-v-alekseenko-es-ukraina-novie-realii-problemi-perspektivi.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-k-discipline-osnovi-psihokorrekcii-psihoprofilaktiki.html
  • bukva.bystrickaya.ru/udobrenie-kartofelya-izvestkovanie-i-sistema-udobreniya-v-specializirovannom-sevooborote-hozyajstva-nechernozemnoj-zoni-vladimirskoj-oblasti.html
  • credit.bystrickaya.ru/osnovnie-napravleniya-ispolzovaniya-informacionnih-sistem-v-upravlenii-predpriyatiyami.html
  • thesis.bystrickaya.ru/pravo-ins-strannoe-zakonodatelstvo-m-udk-347-i-bbk-67-404-3-40.html
  • predmet.bystrickaya.ru/reglament-zhalpi-erezheler-osi-ajtis-boludi-trkeu-oni-shnde-azamatti-hal-aktler-zhazbalarina-zgerster-tolitirular-men-tzetuler-engzu.html
  • writing.bystrickaya.ru/gaap-chast-2.html
  • learn.bystrickaya.ru/g-a-davidova-l-l-piskoppel-stranica-7.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.