ГЛАВА XXXIV - Хроники перу, рассказ
.RU

ГЛАВА XXXIV - Хроники перу, рассказ


^ ГЛАВА XXXIV. О пятом короле, который был в Куско, по имени Капа Юпанге


МНЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ, что об этих Ингах, которые в начале основания Куско царствовали в этом городе, индейцы рассказывают немногое; и верно, должно быть, то, что они говорят, а именно, что среди Ингов более всего отличились четверо или пятеро, которые повелели сделать и создали то, о чем уже написано.

После того как умер Майта Капа, ему были принесены дары, как это было у них принято; и, поместив его изваяние в храм, дабы канонизировать его как святого, согласно их слепоте, Капа Юпанге принял кисть с большими празднествами, которые были справлены, дабы отметить коронацию; и для того со всех краев прибыли люди. И, когда минуло веселье, которое более всего состоит в питии и пении, Инга решил отправиться совершить жертвоприношение на холм Гуанакауре, в сопровождении Верховного Жреца и служителей храма и многих орехонов и жителей города.

В провинции же Кондесуйо прознали, еще в то время, как умер предыдущий Инга, что он решил идти на войну с ними, и они подготовились заранее, дабы он не захватил их врасплох; и немногими днями спустя они также получили известия о его смерти и о путешествии, которое хотел совершить Капа Юпанге, его сын, дабы принести жертвы на холме Гуанакауре; и они решили прибыть, дабы дать ему бой и захватить трофеи, буде победа останется за ними. И таким образом они принялись воплощать свое намерение в жизнь и выступили из селения, что находится в той области, которое они называют Махка [Maxca], и так они прибыли туда, где уже находился Инга, который, будучи предупрежден о происходившем, находился в готовности, ожидая, что же воспоследует. И не прошло много дней, как они сошлись друг против друга и устроили сражение, которое продолжилось немало времени и в котором все бились с воодушевлением; но, в конце концов, [люди] из Кондесуйо были разбиты, и много их погибло. И, таким образом, жертвоприношения были проведены с большею радостью, и, согласно их слепоте, при том были убиты некоторые мужчины и женщины и много скота, овец и барашков, по внутренностям которых они предсказывали свой вздор и нелепицу. Закончив эти жертвоприношения, Инга вернулся назад в Куско, где были справлены великие праздники и ликование по случаю победы, им одержанной.

Те, которые убежали от врагов, наилучшим образом каким смогли, отправились настраивать в свою пользу родную провинцию, где снова попытались собрать людей и снискать поддержку, провозглашая, что должны либо умереть, либо разрушить город Куско, убив всех выскочек, которые в нем были; и с великим высокомерием, воспламененные гневом, они торопливо собирали оружие и, еще не видя храма Куриканча, уже делили между собою госпож, которые в нем были. И будучи подготовлены, они отправились дорогою на Гуанакауре, чтобы оттуда войти в Куско, где об этих передвижениях уже было оповещено, и Капа Юпанге собрал всех жителей области в Куско, своих союзников и друзей. И вместе с орехонами он поджидал врагов до тех пор, пока не узнал, что они были около Куско, куда они направились, дабы встретиться с ними; и они дали друг другу бой, и каждый из капитанов воодушевлял своих людей. Но, хоть [люди] из Кондесуйо и бились до полного изнеможения, они были побеждены во второй раз, и погибло более чем шесть тысяч их людей, те же, кто спасся, бежали, возвратившись назад в свою землю.

Капа Юпанге преследовал их до их собственной земли, где он вел против них войну таким образом, что они пришли просить мира, обещав признать Правителя Куско, как делали это другие народы, которые были с ним в дружбе. Капа Юпанге простил их и был весьма приветлив со всеми, приказав своим не причинять вреда и ничего не отнимать у тех, кто уже был их друзьями. И в той области были отысканы затем некоторые красивые девушки, чтобы увезти их в храм Солнца, находившийся в Куско. И Капа Юпанге несколько дней ездил по тем областям, наказывая тамошним уроженцам жить в соответствии с порядком и не устраивать селений на высотах и заснеженных утесах; и было сделано так, как он повелел, и он вернулся в свой город, который облагораживался все больше день ото дня.

И украшался храм Куриканче, и он приказал построить дом для своего местопребывания, и был тот дом лучшим из всех, что к тому времени были построены в Куско. И рассказывают, что от Койи, его законной жены, у него были сыновья, которые сменили его на царстве. И, поскольку по всем соседним с Куско провинциям уже распространился слух о пребывании там Ингов и орехонов и о храме, который они основали, и о том, сколько разумности и доброго порядка было у них, и как они одевались и украшались, - то всего этого пугались; и слух проходил всюду, возглашая об этих вещах.

И в эти времена те, чье господство простиралось к западу от города Куско и распространялось до того места, где ныне Андагуайлас [Andaguaylas], как услыхали о том, то послали к Капа Инге Юпанге своих послов с великими дарами и подношениями, дабы умолить его принять их в свои друзья и союзники; на что Инга ответил очень приветливо, вручив послам дорогие предметы из золота и серебра предназначенные для тех, кто послал их. И, удостоившись хорошего обращения и постоя, эти посланцы пробыли сколько-то дней в городе, и то, что они увидели, показалось им более того, что они слышали; и так они поведали о том в своей земле, когда туда возвратились.

И некоторые из орехонов в Куско утверждают, что всеобщий язык, который использовался во всех провинциях, был тем самым, что использовали и на котором говорили эти кичоа, каковые почитались своими соседями как весьма храбрые до тех пор, пока чанки не разбили их. Прожив долгие годы, Инга Капа, будучи уже весьма старым, умер. И, когда минул плач и дни его чествования, его сын без каких-либо перемен был принят как король Куско, каковым был его отец; имя же ему было Инга Роке Инга [Inga Roque Inga].


^ ГЛАВА XXXV. О шестом короле, который был в Куско и о том, что случилось в его время, и о басне или истории, которую рассказывают о реке, проходящей посередине города Куско


ПОСЛЕ ТОГО, КАК УМЕР Кайо Капак [Cayo Cápac] [?], тем образом, как описано, его сменил на царстве Инга Роке Инга, его сын, и на принятие им кисти пришло, как обычно бывало, от многих краев большое число людей, дабы присутствовать при этом; и были сделаны большие жертвоприношения в оракулах и храмах, согласно их слепоте. И рассказывают эти индейцы, что в то время, как этому Инге протыкали уши, дабы поместить в них тот кругляш, который сегодня носят орехоны, одно его ухо сильно заболело, да так, что он покинул город с этою болью и отправился на холм, что находится вблизи города, очень высокий, который они называют Чака [Chaca], где он повелел своим женам и Койе, своей сестре Микай Кока [Micay Coca], которую еще при жизни своего отца получил в жены, чтобы они оставались с ним. И здесь они рассказывают, что имело место дивное таинство, которое состояло вот в чем. По городу в то время не протекало и не проходило ни одной реки, ни ручья, что, впрочем, не считалось [тогда] особой нехваткой или необходимостью, ибо, когда было жарко, они шли купаться в окрестностях города, в реках, что там были; и даже, когда не было жары, они все равно купались, а для обеспечения жителей водою существовали маленькие источники, которые есть и сейчас. И, находясь на этом холме, Инга, отвернувшись от людей своих, начал творить молитву великому Тисивиракоче [Ticiviracocha], и Гуанакауре, и Солнцу, и Ингам, своим отцам и дедам, дабы они соблаговолили объявить ему, как и где они могли бы, при помощи людской силы, привести воды какой-либо реки для орошения города; и когда он был погружен в молитву свою, раздался великий гром, такой, что испугал всех там находившихся; и что сам Инга, пораженный страхом, склонил голову таким образом, что припал к земле левым ухом, из которого обильно текла кровь; и он услышал неожиданно большой шум от воды, которая под тем местом проходила; и, узрев то таинство, с великою радостью он повелел, дабы пришло много индейцев из города, которые с немалою поспешностью принялись копать тот холм, до тех пор, пока не наткнулись на бившую [ключом] воду, которая, проложив [себе] путь в недрах земли, протекала безо всякой пользы.

И, продолжая этот рассказ, они говорят также, что, после того как много они выкопали и узрели ключ воды, то принесли великие жертвы своим богам, думая, что это по доброте их божества снизошло на них то благодеяние; и что, с великою радостью, они выказали такую ловкость, что провели воду посреди города, замостив прежде землю большими каменными плитами, и, прорыв могучие котлованы, проложили канал, вымостив его каменными стенами с одной и другой стороны реки; и чтобы проходить по ним, местами были проведены некоторые каменные мосты.

Эту реку я видел и верно, она бежит таким образом, как они рассказывают, беря свое начало от того холма. Об остальном же я не ведаю более того, что написал, основываясь на их рассказах; и, действительно, мог бы проходить какой-нибудь источник воды в той земле, не будучи приметен, и, заслышав шум от воды, они могли распространить его на город, как мы это видим нынче; ибо во многих частях этого большого королевства под землею идут или бегут большие и малые реки, как о том, верно, ведают, те, кто ходил по его равнинам и горам. В наше время большие скопища нечистот существуют по берегам этой реки, вязкой и полной грязи, чего не было во времена Ингов, ибо была она тогда весьма чистой, а ее воды струились по упомянутым каменным плитам; и часто Инги ходили туда мыться вместе со своими женами; и в различных случаях кое-кто из испанцев находил некоторое количество золота, не чистого, а в виде мелких украшений, оброненных ими, когда они спотыкались, или которые падали с них в то время, когда они купались.

После того как это случилось, Инга Роке выступил – как они говорят – из Куско, дабы совершить жертвоприношения, пытаясь с помощью великой ловкости и хороших слов склонить на дружбу с собою столько народов, сколько мог; и он вышел и пошел в тот край, что зовется Кондесуйо, где в месте, которое они называют Поматамбо [Pomatambo], он имел сражение с уроженцами тех областей, в котором он вышел победителем и господином всех; и так как он простил их с большим великодушием и сообщил им о своих великих делах, они прониклись любовью к нему и вызвались ему служить, обязавшись выплачивать дань. После того, как он пробыл сколько-то дней в Кондесуйо и посетил оракулы и храмы, которые есть в той земле, он вернулся с победою в Куско, а впереди него шли знатные индейцы, охраняя его персону секирами и золотыми алебардами.

Было у этого Инги много сыновей и ни одной дочери; и сделав и отдав некие крупные и важные распоряжения касательно управления, он умер, женив прежде своего первенца, имя которому было Инга Юпанге [Inga Yupangue] на госпоже родом из Аярмаки [Ayarmaca], которую звали Мама Чикиа [Mama Chiquia].


^ ГЛАВА XXXVI. О седьмом короле или Инге, который был в Куско, по имени Инга Юпанге


КОГДА УМЕР Инга Роке, то прибыло из Кондесуйо, из Уркос [Urcos] и из Аярмаки, а также из других краев, с которыми они заключили дружбу и союз, много людей, как мужчин, так и женщин, и были свершены великие плачи по покойному королю; и много женщин из тех, что при жизни его любили и ему служили, согласно общей слепоте индейцев, повесились на своих собственных волосах, другие же убили себя иными способами, дабы быть готовыми к тому, чтобы послать свои души служить душе Инги Роке; и в гробнице, которая была великолепной и роскошной, они поместили великие сокровища и большое число женщин и слуг с пропитанием и прекрасными одеждами.

Ни одна из гробниц этих королей не была обнаружена; и для того, чтобы узнать, были они богатыми или нет, нет нужды в большем доказательстве, так как обычно в гробницах помещалось золота приблизительно на шестьдесят тысяч песо; сколько же имели те, кто клал это, обладавшие таким количеством этого металла и почитавшие за дело наиважнейшее уйти из этой жизни богатыми и нарядными?

Также было сделано изваяние для Инги Роке, ибо они сочли его одним из своих богов, думая, что он уже отдыхал на небесах.

После того как прошли плачи и свершились похороны, новый Инга уединился, дабы подвергнуть себя посту; и дабы с его уединением не поднялся бы какой-нибудь бунт или восстание народа, он повелел, чтобы один из самых главных, из числа его рода, представлял публично его собственную персону, и он дал ему власть, чтобы карать всякого, кто бы подал к тому основание, и держать город в полном спокойствии и мире до тех пор, пока он не выйдет с королевским знаком отличия – кистью. И об этом Инге, они говорят, есть у них известия, что был он красив с виду, степенен и величав; и он вошел в самую потаенную часть своих дворцов, где творил пост, и временами давали ему кукурузу, кроме неё более ничего он не ел, и не имел совокупления ни с одною женщиной. Закончив, он вышел, и при его виде люди выказали большое удовлетворение и были устроены ему праздники и великие жертвоприношения. И, когда минули праздники, Инга повелел, дабы было принесено со всех концов большое количество золота и серебра для храма Солнца; и был сделан в Куско камень, что называли камнем войны, большой и с расточительством покрытый оправленный золотом и каменьями.


^ ГЛАВА XXXVII. О том, как в ту пору, когда этот Инга хотел идти на войну за провинцию Кольяо, в Куско поднялось некое возмущение, и как чанки победили кичуа и отняли у них господство.


В ТО ВРЕМЯ КАК Инга Юпанге находился в Куско, стремясь облагородить город, он решил идти в Кольясуйо [Collasuyo], которые суть провинции, лежащие на юг от города, ибо получил известие о том, что потомки Сапаны, которые властвовали над частью Атункольи [Hatuncolla], были уже весьма могущественны и выказывали такое высокомерие, что собирали людей, дабы двинуться на Куско; и, таким образом, он повелел предупредить о том своих людей. И поскольку Куско долгое время не знал мира, рассказывают индейцы, что, когда уже много людей собрано было Ингою Юпанге для намеченного похода, и был он уже готов выступить, явились некие военачальники из Кондесуйо с воинами, условившись между собою убить Ингу; ибо, если бы он вернулся с победою из того похода, он сделался бы столь уважаем, что всех захотел бы сделать своими вассалами и слугами. И, таким образом, говорят, что когда Инга на своем празднестве был уже немного навеселе, ибо много вина выпили они, пришел один из числа того преступного союза, в каковом приняли означенное решение, и подняв руку, нанес удар тростью по королевской голове; и Инга, возмущенный и оживленный, поднялся, говоря: «Что ты сделал, предатель?». И уже [люди] из Кондесуйо причинили много смертей, и даже сам Инга думал уйти, скрывшись в храме; однако напрасно было о том думать, ибо он был настигнут и убит своими врагами, и то же самое сделали со многими из его жен.

И большой шум стоял в городе, так, что одни не могли понять других; жрецы уединились в храме, и женщины города с воплями рвали на себе волосы, ужаснувшись виду умершего и обескровленного Инги, так, словно он был неким подлым человеком. И многие жители захотели оставить город, и убийцы намеревались учинить в нем грабеж, когда, рассказывают, под грохот великих громов и молнии столько воды выпало с неба, что [люди] из Кондесуйо устрашились, и, не продолжив далее, удовлетворились уже причиненным вредом.

И говорят также индейцы, что в то время господами провинции, которую они называют Андагуайлас, были кичуа, и что от окрестностей озера, название которому было Чоклокоча [Choclococha], вышло множество людей со своими военачальниками, имена которых были Гуарака [Guaraca] и Баско [Basco], и они покоряли все земли, где проходили, до тех пор, пока не прибыли в упомянутую провинцию; и когда жители ее узнали об их прибытии, то подготовились к войне, воодушевляя друг друга, говоря, что было бы справедливым причинить смерть тем, кто выступил против них. И, таким образом, выступив с одной стороны, что выходит к Аймараес [Aymaraes], чанки со своими военачальниками приближались к ним, так что они соединились и провели между собою некие переговоры, и, не договорившись, они дали друг другу сражение, которое, если верить, тому что разнесли слухи, отличалось яростью, а победа была сомнительною; но, наконец, кичуа были побеждены и жестоко с ними обошлись, ибо убивали всех, кто мог попасть под руку, и не было пощады ни нежным детям, ни немощным старикам, а их жен забрали в наложницы. И, причинив много другого вреда, они стали господами той провинции и владели ею, как и сегодня там повелевают их потомки. И я рассказал об этом, так как впереди много будет упоминаний об этих чанках.

И, возвращаясь к предмету, поскольку [люди] из Кондесуйо ушли из Куско, то город был очищен от мертвецов и совершены великие жертвоприношения; и говорят как о чем-то весьма достоверном, что Инге Юпанге при его погребении не было оказано тех почестей, каковых удостаивались его предшественники, и ему не воздвигли изваяния; и он не оставил ни одного сына.


^ ГЛАВА XXXVIII. Как орехоны обсуждали, кому быть Ингой и о том, что произошло, пока кисть не досталась Виракоче Инге [Viracocha Inga], который был восьмым из тех, кто царствовал


ПОСЛЕ ТОГО, о чем было рассказано, согласно предоставленному орехонами сообщению, говорят также, что, по прошествии великих плачей из-за смерти Инги, знать города принялась обсуждать между собой, кому зваться королем и кто заслуживал быть облеченным подобным достоинством. На то имелись различные мнения, ибо были такие, что хотели, дабы у них не было короля, но чтобы городом управляли те, на кого укажут; другие же говорили, что город пропадет, не имея головы.

Об этих делах был великий шум; и рассказывают, что, страшась их упорства, выступила вперед женщина из числа Ананкуско, которая сказала: «О чем говорите вы там? Почему не принимаете вы Виракочу Ингу правителем, ведь и он заслуживает того?». И когда услыхали они ту речь, - ведь столь поддаются словам эти народы, - то оставили чаши с вином и с великою поспешностью пошли за Виракочею Ингой, племянником Инги Юпанге, говоря – как увидели его – дабы он постился по обычаю и принял кисть, кою они хотели ему вручить. И когда уразумел то Виракоча Инга, то начал творить пост; он поручил город Инге Роке, своему родичу Инге, и в должное время он вышел с короной, весьма украсившись, и были справлены торжественные праздники в Куско, и много дней они длились, ибо все выказывали великое удовлетворение избранием нового Инги.

И про него кое-кто взялся утверждать, будто этот Инга звался Виракочею из-за того, что прибыл из других краев и что носил иные одежды, и чертами лица и внешним видом был подобен испанцу, ибо носил бороду [баки]. Они рассказывают и другие вещи, записывать кои я утомился бы. Я спрашивал о нем в Куско у Кайо Топа Юпанге [Cayo Topa Yupangue] и у других знатнейших, которые в Куско изложили мне жизнеописание Ингов, которое я теперь и записываю; и они отвечали мне, что все это был обман и ничего из того не было правдой, поскольку Виракоча Инга был рожден и воспитан в Куско, и что то же справедливо в отношении его отцов и дедов, имя же Виракочи ему дали как имя личное, каковое имеется у каждого.

И когда ему была вручена корона, он вступил в брак со знатною госпожою по имени Рондо Кайя [Rondo Caya], весьма красивою. И поскольку минули веселые празднества, он решил отправиться на завоевание некоторых селений в окрестностях Куско, которые отвергли дружбу прежних Ингов, уверенные в мощи своих пукара [pucaráes]; и с людьми, коих ему было угодно собрать, он выступил из Куско в своих богатых носилках, с гвардией из числа знатнейших, и направился в место, называемое Калька [Calca], где посланцы его были приняты с великим высокомерием; но, когда те узнали, [что] [люди] из Куско уже были близко, они собрались, взяв в руки свое оружие, и расположились по высоте холмов на своих укреплениях и земляных валах, откуда сбрасывали [desgalgavan] большие камни, направленные в королевских людей Инги, дабы те камни убили [тех], в кого попадут. Инга же, видя, что они наносили некоторый вред, приказал своим военачальникам подниматься на высоту с годными для того людьми, дабы уничтожить врагов; поставив это задачею, они поднялись по холму и, несмотря на противников, смогли отбить у них одно из тех укреплений. И поскольку [люди] из Кальки увидели [людей] из Куско в своих укреплениях, то вышли на большую площадь, где бились с ними что есть силы; и длилась та битва с утра и до полудня, и много погибло с обеих сторон [entrambas partes], еще же более было пленных. Победа осталась за [людьми] из Куско.

Инга был рядом с рекою, где он расположился со своими людьми, и как узнал он о победе, то выказал много радости; и при том его военачальники спускались с добычею и пленными. Те же индейцы, что бежали с поля боя, вместе с другими уроженцами Кальки и ее областей, видя, что [дело обстояло] столь плохо, пришли к мысли, что последним средством, у них остававшимся, было испытать веру победителя и просить у него мира, согласившись при том на умеренное рабство, как сделали многие другие; и так постановив, они вышли по одной стороне холма, громко возглашая: «Здравствовать, вечно здравствовать могучему Инге Виракоче, нашему господину!». Заслышав же тот шум, что стоял из-за эха их голосов, [люди] из Куско схватились за оружие; однако не прошло много времени, как побежденные уже распростерлись ниц перед Виракочей Ингой; и, не поднимаясь, один из них, что почитался ими за мудрейшего, подав голос, начал говорить: «Не должен ты, Инга, ни кичиться тою победой, что дал тебе Бог, ни пренебрегать нами из-за того, что побеждены мы; ибо тебе и Ингам обещано владычество над народами, нам же дано было всеми нашими силами защищать свободу, что от наших отцов получили мы в наследство, и вот, когда мы с этим не справились, следует нам подчиниться и по доброй воле принять подчинение. Посему, прикажи, дабы не умирали более люди и не причинялся вред, и располагай нами согласно твоей воле». И когда главный индеец произнес эти слова, прочие, что там были, издали великий вопль, прося пощады.

Король Инга ответил, что если и был им причинен вред, то была то их вина, ибо они вначале не захотели ни поверить его словам, ни принять его дружбы, что его опечалило; и он великодушно позволил им оставаться на их земле, и владеть как и прежде, своими имениями, таким образом, чтобы со временем и согласно законам, они бы платили Куско подати от того, что было в их селениях; и чтобы из их числа пошли бы затем в город люди и построили бы ему два дворца – один внутри самого города, а другой в Хакихауане [Xaquixahuana], дабы отправляться туда на отдых. Они ответили, что так и поступят, и Инга приказал отпустить всех пленных, да так, чтобы ни один не остался, и возвратить все имения тем, которых уже держал за своих союзников. И для того, чтобы они понимали то, что должны были делать и дабы не было между ними разлада, он повелел оставить своего делегата с большою властью, не лишив при том власти местного правителя.

По прошествии же того, о чем уже написано, Инга Виракоча направил своего посланца, дабы вызвать [людей] из Кайтомарки [Caytomarca], которые находились по другую сторону некой реки, сделавшись весьма сильными, и никогда они не желали водить дружбу с Ингами, жившими в Куско; и когда прибыл посланец Виракочи Инги, они разбранили его, сказав при том, что безумен был Инга, коли подумалось ему, что так легко подчинятся они его господству.


^ ГЛАВА XXXIX. О том, как Виракоча Инга метнул огненный камень из своей пращи в Кайтомарку и как оказали ему [там] почтение.


НАПРАВИВ посланца, Виракоча Инга повелел своим людям, дабы, собравшись, они двинулись на Кайтомарку. И, следуя тою дорогой, он достиг реки, где повелел своим людям сделать остановку, дабы им освежиться; и, находясь в том месте, он был застигнут посланцем, который поведал, как [люди] из Кайтомарки издевались над ним и как они говорили, что не было у них никакого страха перед Ингами. И как уразумел то Виракоче Инга [Viracoche Inga], то с великим гневом воссел в свои носилки и приказал своим идти со всею возможною скоростью; и так они и сделали, пока не прибыли к берегам полноводной реки с могучим течением, которая, как мне думается, была рекою Юкай [Yucay]; и приказал разместить свои шатры Инга, и хотелось ему напасть на селение врагов своих, находившееся на другой стороне реки; но столь яростным было ее течение, что не представлялось возможным то свершить. [Люди] из Кайтомарки пришли к берегу и оттуда из пращей бросали много камней в лагерь Инги, и с одной и другой стороны принялись подавать голоса и громко кричать; ибо это суть странный обычай, с которым здешние народы воюют друг с другом, и сколь же мало дают они отдыхать своим глоткам.

Два дня, как рассказывают, стоял на той реке Инга, не пересекая ее, ибо не было моста, и мне также неизвестно, использовались ли те, что есть сейчас, прежде, нежели были Инги, поскольку одни говорят, что да, другие же утверждают, что нет. И так как Виракоче Инга не пересекал реку, говорят, приказал он поместить в большой огонь небольшой камень, и когда тот будет достаточно горяч, обработать его смесью или настоем, дабы от него могло вспыхнуть пламя; и он приказал поместить камень в пращу, сотканную из золотых нитей, из коей он бросал камни, когда была у него к тому охота; и с великою силой он метнул его в селение Кайтомарку и попал точно в навес одного дома, который был покрыт весьма сухой соломой, и запылал тотчас тот дом с большим шумом, таким образом, что индейцы собрались, ибо дело было ночью, у огня, который они увидели в доме, спрашивая друг у друга, что было то, и кто поджег дом. И вышла из их числа одна старуха, которая, как говорят, произнесла: «Внемлите тому, что скажу я вам, и с чем будете вы согласны; не думая о том, что отсюда был подожжен дом, подумайте прежде, что огонь тот пришел с неба, ибо я видела его в горящем камне, который, упав с высоты, попал в дом, оставив его таким, как вы его видите».

И как только знать и вожаки вместе со старейшинами селения о том услыхали, то поверили – ведь все они столь большие вещуны и колдуны, - что камень был послан рукою Бога, дабы наказать их за то, что они не хотели подчиниться Инге; и затем, не дожидаясь ответа оракула и не свершив никаких жертвоприношений, они пересекли реку на плотах, принеся Инге дары; и когда они предстали [пред] его очи, то попросили у него мира, вызываясь много служить ему людьми и имениями, подобно тому, как поступали [ранее] его союзники.

И когда услышал Виракоче Инга то, что сказали те [люди] из Кайтомарки, то отвечал им, многое утаив, что, если бы в тот день не проявили они разумности и не явились, то на следующий день он напал бы на них с большими плотами, которые приказал сделать. И затем был заключен мир между теми [людьми] из Кайтомарки и Ингой, который дал вождю или правителю того селения одну из своих жен, родом из Куско, которая там весьма уважалась и почиталась.

Из области этих селений шел слух о деяниях Инги и многие, заслышав его, еще не видя воочию оружия [людей] из Куско, приходили, дабы предложить себя в друзья и союзники королю Инге, который, выказывая к тому немалое удовлетворение, обращался с любовью к одним и к другим и показывал всем великое доброжелательство, снабжая нуждающихся всем возможным. И, видя [vido], что он мог собрать столь большое войско, он решил призвать людей, дабы лично самому отправиться на Кондесуйо.



glava-3-znakomstvo-s-obitatelyami-letayushego-blyudca-neobiknovennij-uzhin-istorii-iz-zhizni-medvezhat-puteshestvennikov.html
glava-3-zrelaya-patristika-iv-v-vv-istoriya-filosofii-zapad-rossiya-vostok.html
glava-30-akcii-planshe-i-k-podnimayutsya-vikont-de-brazhelon-ili-desyat-let-spustya.html
glava-30-ekonomicheskaya-politika-v-perehodnoj-ekonomike-uchebnik-baziruetsya-na-primerah-i-statistike-vzyatih-preimushestvenno.html
glava-30-graup-rasskaz-hagrida.html
glava-30-icebookreaderprofessionalheaderstart.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pozdravlyaem-vipusknikov-mediko-farmacevticheskogo.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-3-doshkolnoe-obrazovanie-doklad-glavi-municipalnogo-obrazovaniya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/shkola-sodejstviya-zdorovyu.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/otchet-po-gosudarstvennim-sluzhashim-2-gs-forma-2-gs1-forma-2-gs2-forma-2-gs3.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2-vidi-i-harakteristiki-istochnikov-chrezvichajnih-situacij-porazhayushie-faktori-istochnikov-chrezvichajnih-situacij.html
  • thesis.bystrickaya.ru/poslanie-glavi-gosudarstva-stranica-3.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sostav-komplekta-sovetuyu-prochitat.html
  • desk.bystrickaya.ru/organizovana-kachestvennaya-podgotovka-sbornih-komand-i-prinyato-uchastie-v-pervenstve-po-plavaniyu-girevomu-sportu-pozharno-spasatelnomu-sportu-legkoatleticheskomu-krossu-sluzhebnomu-mnogoboryu-31-chelovek.html
  • credit.bystrickaya.ru/otchet-na-temu-modeli-sistem.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchitelskaya-gazeta-16032010-monitoring-smi-god-uchitelya-12-marta-19-marta-2010-.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-2lyudi-obezyani-lyudi-vzyatie-v-udel.html
  • reading.bystrickaya.ru/masati-memlekettk-tlde-s-aazdarin-erezhe-bojinsha-dris-zhrgze-bluzhattardi-rilimi-bojinsha-azhirata-blu-mndetter.html
  • abstract.bystrickaya.ru/163002-arhangelsk-pr-lomonosova-9-2-19-popovu-aleksandru-fedorovichu.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2-analiz-pokazatelej-formirovaniya-i-raspredeleniya-pribili-zao-infolink-formirovanie-i-raspredelenie-pribili-predpriyatiya.html
  • lecture.bystrickaya.ru/analiticheskaya-zapiska-ob-organizacii-otdiha-ozdorovleniya-i-zanyatosti-detej-i-molodezhi-v-2011godu-v-sosnovskom-municipalnom-rajone-opisanie-tekushej-situacii-s-processami-i-osnovnimi-ciframi-ee-harakterizuyushimi.html
  • credit.bystrickaya.ru/peredacha-golosa-i-dannih-cherez-optiko-koaksialnuyu-set-chastotnij-plan-seti-hfc-pitanie-segmentov-seti-hfc.html
  • znanie.bystrickaya.ru/almati-2011-testovie-voprosi-msfo-ias1-predstavlenie-finansovoj-otchetnosti-stranica-9.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-rabochaya-uchebnaya-programma-dlya-studentov-4-kursa-odo-specialnosti-tamozhennoe-delo-otvetstvennij-redaktor.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/nikolaj-alekseevich-zabolockij.html
  • esse.bystrickaya.ru/programmi-disciplini-sociologiya-gendernih-otnoshenij-i-sociologiya-semi-dlya-napravleniyaspecialnosti-040200-62040201-65-sociologiya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/analiz-vospitatelnoj-raboti-doklad-municipalnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-shipicinskaya-srednyayaya-obshnobrazovateolnaya-shkola.html
  • crib.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga-15-716-2-maya-2011-g-stranica-17.html
  • urok.bystrickaya.ru/prilozhenie-doklad-o-rabote-shestnadcatogo-soveshaniya-vspomogatelnogo-organa-po-nauchnim-tehnicheskim-i-tehnologicheskim.html
  • essay.bystrickaya.ru/chudo-bermudskogo-treugolnika-algoritmicheskaya-psihologiya-avtoreferat.html
  • control.bystrickaya.ru/energeticheskie-resursi-rossijskoj-federacii.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-konstruirovanie-i-realizaciya-modeli-kulturologicheskoj-shkoli-avtori-programmi-zhernosenko-i-a-rahaeva-l-g.html
  • holiday.bystrickaya.ru/modelirovanie-zashitnogo-zanuleniya-elektrooborudovaniya-metodicheskie-ukazaniya-k-laboratornoj-rabote-po-kursu-bezopasnost-zhiznedeyatelnosti-ivanovo-2009.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/a-kognitivnie-koping-strategii-fizicheskaya-kultura.html
  • composition.bystrickaya.ru/plan-meropriyatij-po-podgotovke-i-provedeniyu-prazdnovaniya-70-j-godovshini-nachala-kontrnastupleniya-sovetskih-vojsk-protiv-nemecko-fashistskih-vojsk-v-bitve-pod-moskvoj.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nesie-tuekeldlgn-basaru-zhjesndeg-ariz-alushini-nesie-ablettlgn-taldau.html
  • bystrickaya.ru/zhittya-lyudini-za-mezhami-rdno-planeti.html
  • urok.bystrickaya.ru/prikaz-ot-8-iyunya-2009-g-n-138-ob-utverzhdenii-administrativnogo-reglamenta-federalnoj-migracionnoj-sluzhbi-po-ispolneniyu.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/s-i-seleznev.html
  • knigi.bystrickaya.ru/segodnya-associaciya-nekommercheskih-organizacij-v-zashitu-prav-izbiratelej-golos-prezentuet-tradicionnij-analiticheskij-doklad-po-viboram-edinogo-dnya-golosovaniya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/strahovanie-imushestva-yuridicheskih-i-fizicheskih-lic-chast-4.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.